Ирина Хакамада -


Ирина Хакамада

 
Забегая немного вперед, хочется поделиться, пожалуй, самым сильным впечатлением от знакомства с одной из известнейших женщин России. Стереотип образа политика, претендента на пост президента РФ, пламенного демократа и серьезного экономиста был настолько силен, что с трудом верилось, что это она стоит перед переполненным залом и с необыкновенным артистизмом ведет мастер-класс для женщин. О том, как строить отношения с мужчинами и карьеру, как быть идеальной мамой и лидером, как создать свой индивидуальный стиль и получать удовольствие от жизни. Но предшествующий этому разговор с Ириной Хакамадой мы начали с вопросов, может, и не более важных, но больше соответствующих теме нашего номера.
«ПАТЕРНАЛИЗМ С ФИГОЙ В КАРМАНЕ»
– Ирина Муцуовна, Украина и Россия – кто мы все-таки – европейцы или принадлежим к азиатской культуре?
– Думаю, с Европой все более или менее ясно. Это общество, в котором существуют прозрачные правила поведения и развиты все институты, защищающие права человека. Что касается Азии, то она очень разная. Это и среднеазиатские полуфеодальные режимы, и капиталистическое высокотехнологическое общество, как в Японии, и Сингапур – развитая рыночная экономика, но никакой демократии, и, наконец, мягкий, но такой полукоммунистический вариант китайского общества. Поэтому, когда мы говорим об Азии, то, скорее, имеем в виду менталитет, характер человека менее свободного, более патерналистского и подчиняющегося неким авторитетам сверху.
На мой взгляд, украинское общество, конечно, более европейское. А российское, скорее, смешанное. Основное отличие от азиатов – их патернализм носит исторический, долговременный характер, а то, что досталось в наследство нашему народу – это патернализм без веры. То есть, с одной стороны, стремление к подчинению, а с другой – абсолютное недоверие и ненависть к тому, кто тебя подчиняет. Грубо говоря, это подчинение с фигой в кармане.
 
– По Гумилеву, есть четыре стадии развития любой цивилизации. Сегодня Европа на стадии исчерпания энергии. Запад практически истощен. Как вам кажется, дела обстоят у нас?
– Энергии, безусловно, у нас больше, но она неуправляемая. Мы демонстрируем высокую энергетику становящихся систем. Что украинская, что российская системы еще не осознали себя как самостоятельный национальный субъект государства, как единую нацию, поскольку не возникли еще политическая элита и гражданское общество, которые двигались бы в одном направлении. Общество не гражданское и пока находится в смутной апатии, а элита, скорее, постсоветская, чем демократическая. Но у каждой медали есть две стороны. С одной – это плохо, так как будущее четко не просматривается, не понятна стратегия поведения элиты и народа, а с другой стороны – есть энергия. Энергия не уставшей, заевшейся Европы, которая не хочет никаких изменений, лишь бы только ее не трогали. Какие возможны варианты? Я думаю, Украина все равно придет к европейской модели развития. У нее нет другого пути, ее самый энергичный сосед – это все-таки Европа, и она связана с ней всеми кровеносными сосудами. Да и традиционно украинский народ более свободный.
А вот в России сейчас вообще невозможно определить тенденцию движения, ясно только, что оно циклическое. Сначала коммунистическая система, потом распад Советского Союза, всплеск демократических настроений, теперь пошел откат, смутное время, но все-таки со склонностью к уходу в реставрацию. Уже понятно, что закончится все кризисом, а через какое-то время – следующая волна демократизации. Но насколько она будет долговременной и стратегически верной – не ясно.
 
«МЫ, ПОЛНЫЕ СИЛ, НИЧЕГО НЕ МОЖЕМ ИЗМЕНИТЬ»
– Уже очевидно, что демократия не выдержала кризиса. Вы согласны, что все государственные устройства в мире будут стремиться к тоталитаризму?
– Мир сейчас начинает меняться на глазах. В связи с этим есть две концепции. Одна заключается в том, что эти перемены качественные, нециклические. То есть мир вообще на грани полного изменения, что будет дальше – непонятно, но будет совсем другой мир, совсем другие точки роста, другие лидеры экономического развития, другие политические системы, диктующие правила всем остальным, не золотой миллиард, а другие герои этого времени, другая валюта – не доллары и не евро. И есть другая, более консервативная позиция. Она менее популярна во время кризиса, потому что кризис требует эмоций. Хочется чего-то такого, пусть даже страшного, но ставящего точку. Поэтому консервативные мнения о том, что это все-таки циклическое «полевение» мира и циклический кризис, какой бы он суровый ни был, они практически не слышны.
 
– Вы, я так понимаю, сторонник как раз второй концепции?
– Это, если хотите, моя политическая и гражданская интуиция. Просто я так чувствую, что, сколько бы мы не нагнетали проблему о некоем катаклизме и смене всех, как говорят политологи, парадигм развития, мне кажется, ничего такого не происходит. Да, есть очень серьезный, глобальный, мировой кризис. Но судя по тому, как из него выходят все страны, пока что ничего нового я не замечаю, методы одни и те же.
 
– Есть известное китайское изречение: «Не дай вам бог жить в эпоху перемен». Нам в этом смысле «повезло» по полной программе.
– Нашему поколению, слава богу, не достались война и послевоенное время, но и всего остального – слишком много. Я, например, прожила долгую жизнь в Советском Союзе, пережила эпоху либерального вдохновения нации и веры в то, что наше поколение может сделать все. Теперь я переживаю эпоху тихого сползания обратно, с таким удушливым давлением и возвратом в прошлое, которое иногда забирает больше сил, чем какой-нибудь переворот.
Сегодня в России время превратилось в вату. Что экономический кризис, что вот эта политическая реставрация носят такой медленный, стягивающий характер, что ты никак не можешь ни на что опереться. Даже на катастрофу – ее тоже вроде нет. И ты весь вязнешь в этом болоте. Похоже, и наше поколение обречено быть потерянным, мы не можем реализовать то, что хотим. Даже шестидесятники имели больше возможностей это сделать. Все-таки они участвовали хоть в какой-то модернизации. Мы, правда, тоже участвовали, но теперь, полные сил, наблюдаем и ничего не можем изменить.
 
«НАРОД ВЫЖИЛ, НО ВОЗНЕНАВИДЕЛ ДЕМОКРАТИЮ»
– Эксперты считают, что в России был очень хороший момент для формирования и развития настоящей демократии – период приватизации. Почему он был упущен?
– Я согласна, демократы упустили свой шанс, мы сделали кардинальные стратегические ошибки. Было только два варианта: или очень мягкая модернизация, когда экономическое общество и средний класс вырастают раньше, чем создаются демократические институты. Тогда эти институты не носят бутафорский характер, и уж когда они созрели, то имеют прочный фундамент. У нас же получилось наоборот: мы создали институты раньше, чем к этому была готова экономика, элита и народ.
Был другой вариант – идти на опережение. Но для этого нужно было быть суперпрофессионалами и тратить огромные средства, включая займы Международного валютного фонда, на вовлечение людей в демократизацию. То есть социальная составляющая должна была быть очень серьезная, чтобы люди поверили. А на это как раз не обращали внимания. Народ, конечно, выжил, но он возненавидел демократию. Не могла наша демократическая элита иметь огромный багаж ценностей, традиций и демократической культуры. Ему неоткуда было взяться. Все люди, которые формировали новую политику дня в России, они, в общем-то, такие дети, выращенные на советской кухне. Что-то они почерпнули из учебников, но исторического опыта не было, в отличие, например, от Европы и Америки, где целые поколения проходили через ошибки и рождали своих лидеров.
 
– Насколько реальны опасения, что весь мир станет исламским? Можно ли этому противопоставить христианские ценности?
– Действительно, ислам очень энергичен и несет в себе заряд, отсутствующий в усталом христианстве вместе с европейской традицией. Но в христианстве есть разные ветви. И если православие и католичество, может быть, не очень убедительны в данный момент, то протестантизм и все его разновидности в Америке, Германии и Великобритании, например, достаточно успешно конкурируют за души людей. Поэтому, я думаю, сегодня наступило время, когда конфессии – если они хотят бросить вызов исламу и в целом обществу потребления – ни в коем случае не должны бороться друг с другом.
 
«ПРЕЗИДЕНТ КАК ИСТОЧНИК НРАВСТВЕННОСТИ»
– Справедлив ли тезис о том, что такими огромными территориями, как Россия, может эффективно управлять только монархия?
– Для эффективного управления нужна ценностная основа и элита. Ценностная основа управляющей элиты может опираться на институт монархии, но только если он передает свои нравственные и моральные ценности из поколения в поколение. Однако в 1917 году все это было истреблено. И я не представляю, как можно на пустом месте придумать эту традицию. Если же Россия не может возродить традиционный институт нравственности, она должна строить другой, на базе гражданского общества, когда именно оно контролирует элиту, а независимые суды поддерживают этот контроль. От чего она тоже отказывается.
Поэтому я до сих пор не понимаю, по какому пути идет Россия, поскольку третьего варианта не вижу. Если мы отрицаем гражданское общество и не хотим быть контролируемы в качестве элиты, а с другой стороны, не в состоянии возродить институт нравственности, передаваемый царскими семьями из поколения в поколение – в чем тогда находить опору? Придумывать ее? Или давайте объявим назначенного президента источником нравственности? Или, может, Патриарх всея Руси должен быть одновременно, как в исламских государствах, руководящим менеджером страны? Но это только окончательно затормозит ее развитие.
 
– СПС прекратил свое существование в прежнем виде. Взамен появляется квазипартия «Правое дело». Если ли у нее будущее?
– Такие партии жизнеспособны лишь до тех пор, пока жизнеспособен режим, который их поддерживает. Реальной поддержки в народе у них нет. Это все базируется на административном, финансовом и монополизированном массмедийном государственных ресурсах.
 
«ИЗ ПОЛИТИКИ Я УШЛА, НО ОСТАЛАСЬ ПОЛИТИКОМ»
– Политики бывшими не бывают. Насколько комфортно вы себя чувствуете сегодня? Насколько считаете свою жизнь состоявшейся?
– Часто еще добавляют, что из политики не уходят по своей воле. Это не так. Из политики уходят – добровольно ушли Черчилль, Горбачев, Ельцин и так далее, то есть уходят. А вот то, что политики бывшими не бывают, – это справедливо. Если ты честно занимался тем, что любил, и честно стремился к большим целям – построить идеальную государственную модель, то, конечно, не сможешь это просто взять и выбросить из жизни. Это можно выбросить, только если ты был не политиком, а околополитическим функционером и заниматься тебе было все равно чем, лишь бы это приносило какие-то карьерные успехи и деньги. Поэтому, конечно, я осталась политиком внутри. Это то, что я никогда не выброшу из души. Но из политики я ушла окончательно.
 
– То есть возврата быть не может?
– Нет. Я считаю, что мое время закончилось и моя функция не в возвращении, не в попытке непосредственно участвовать в формировании новой власти, а в том, чтобы помочь новому поколению это сделать.
 
– Что все-таки привлекает людей на ваши мастер-классы – заявленные «вечнозеленые» темы или имя Ирины Хакамады?
– Мои мастер-классы посвящены и лидерству, и успеху, и имиджу, и коммуникациям, и ораторскому искусству, и так далее. Я думаю, что их популярность связана, с одной стороны, с тем, что это вечные темы. Это как в искусстве – вроде уже все сказано, но ведь фильмы о любви все еще снимают. Так и здесь, личный жизненный опыт каждого человека может быть полезен и всегда будет востребован. Но на пятьдесят процентов это связано, конечно, и с популярностью имени. Это известный закон – какое-то количество лет вы создаете имя, а потом оно начинает работать на вас. То есть никакие силы не потрачены зря.

Материалы предоставлены в рамках контентного сотрудничества сайта «Обозреватель» и журнала «Публичные люди».


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Имя:
Комментарий:
Решите пример:  

Российский солдат получил политическое убежище в Грузии
Европейские деньги рассорят Украину с Россией
Ратушняк ищет спасения у евреев
Россия ищет повод принять крайние меры против Украины
Чрезвычайная ситуация на складе ядохимикатов ликвидирована
Ребенок погиб под слоем песка
Ющенко официально вынес свою Конституцию на референдум
Тимошенко продемонстрировала единство с нацистами
Помогите Настеньке, ребенку с синдромом Казабаха-Меррита
Кабмин обещает разобраться с угольными долгами
Школьники, избившие учителя пения, получили по 2 года
Адвокат Пукача отказался возбуждать дело о своем избиении
Америка заражает мир ожирением и раком
Асадчев решил не идти в президенты
Пиво вызывает рак
На Запорожчине горит склад ядохимикатов
Мэра поймали на краже женского белья
Украинские солдаты не участвовали в войне на Кавказе
На Киевщине полтора десятка китайцев держали за рабов
В Херсоне снесли греко-католический храм


При любом использовании материалов и новостей сайта гиперссылка на Обозреватель обязательна. Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов и новостей не несет.
© 2009 Интернет-холдинг «ОБОЗ.ua». Все права защищены.