Лариса Удовиченко -


Лариса Удовиченко

Одна из наиболее востребованных киноактрис как советских времен, так и современности поговорила с «ПЛ» о продюсерском кинематографе, уровне современного актерского образования, новых лицах российского кино и премьерах, которые радуют ее душу.

 
 

– Давайте поговорим о ваших учителях. Сергей Герасимов и Тамара Макарова, создавшие одну из лучших актерских школ советского кино, – как повлияли они на вас и в личностном становлении, и в творческом?

 

– Это были изумительные педагоги. Причем Сергей Аполлинариевич всегда снимал у себя своих студентов: и «Красное и черное», и «Молодая гвардия», и «У озера», где Наташа Белохвостикова снималась, Коля Еременко, Вадик Спиридонов...

 

– ...и «Дочки-матери», первая ваша герасимовская роль.

 

– Да, конечно. Поэтому попасть к Сергею Герасимову – это великое счастье было, потому как сразу становилась видна твоя дальнейшая дорога.

 

– Так жаль, что многие с вашего курса сегодня как-то «потерялись», их мало снимают.

 

– Да, у нас такой попался курс – распределившийся по стране. Некоторые ребята работают в таких театральных городах, как Саратов, Самара, хотя и не имеют, возможно, большой известности.

 
 

– Как бы вы сформулировали методологию герасимовской школы?

 

– Какого-то определенного метода, как система Станиславского (смеется), не могу назвать. Потом, мы все-таки учились в институте кино, а это в сравнении с театром совсем другая школа. Говорил Сергей Аполлинариевич одну фразу, которая мне запомнилась на всю жизнь, – говорил так: «В меру накопленного». Киноэкран такая тонкая, такая чувствительная субстанция, материя, что он фиксирует каждый нюанс, каждое душевное движение. И если ты будешь прессовать, что-то в себе форсировать, а оно в тебе не прожито, не родилось, то это всегда очень видно. Поэтому только «в меру накопленного». Меня удручает, к слову, сегодняшний коммерческий набор на актерские курсы. Здесь же важна степень дарования. Никто не научит, если нет способностей, ты лишь можешь, как собачка или как дрессированный медвежонок, выполнять какие-то функции – не более того. Возвращаясь к вашему вопросу об учителях – я очень благодарна Тамаре Макаровой, она меня любила, я была ее любимой ученицей. Причем если я во время учебы во ВГИКе ощущала себя лирической героиней, то Тамара Федоровна перевела меня на характерные роли. Поручала роли, для меня неожиданные, но они же меня и укрепили – и слава богу, потому что характерные герои – они, как говорится, востребованы до старости.

 

– А если говорить о литературе, какие книги вас формировали?

 

– В детстве, то есть как – в детстве, в юности – я увлекалась искусством начала XX века. Весь этот декаданс, все так томно, завуалированно, какие-то скрытые страсти – я вот это любила. Футуристы, Велимир Хлебников, Андрей Белый, Игорь Северянин, Маяковский, конечно же, Блок. Разумеется, мы все читали запрещенных писателей в самиздате: Булгаков с его «Мастером и Маргаритой», Набоков, Солженицын. Мы вообще очень много читали. Потом я увлеклась мемуаристикой, мне было интересно, как себя проявляли личности яркие, неординарные в какие-то трудные для них времена. Татьяна Окуневская, Майя Плисецкая, Людмила Гурченко... У нас есть антрепризный спектакль с Людмилой Марковной («Похищение Сабинянова». – Прим. ред.), и я должна сказать, что восхищаюсь этой необыкновенной женщиной. Недавно она как режиссер сняла фильм «Пестрые сумерки», в ноябре прошлого года состоялась его премьера в Москве.

 
 

– Понравился вам?

 

– Мне очень понравился, я обрыдалась. Это такая изумительная мелодрама, – Людмила Марковна, браво. Потом, мне нравятся мемуары моей, можно сказать, подружки, Леночки Кореневой, которая написала очень ироничную автобиографическую книгу «Идиотка», с таким замечательным юмором по отношению к себе и своей жизни.

 

– Вы сразу в нескольких недавних интервью упоминаете образы Медеи и леди Макбет. Вам любопытна природа женского злодейства?

 

– Я? Да ну что вы, боже сохрани. Я могла только сказать, что эти образы совершенно меня никак не интересуют и я к ним даже близко подходить не могу. Уничтожить своих детей – это для меня что-то непонятное, непонятное совсем. Разве что она сходит с ума и не понимает, что делает, а Медея – Медея очень понимала, что она делает... Нет-нет, я люблю образы позитивные, с удовольствием берусь за ту работу, которая приносит людям (задумывается, долго подбирает слово) веру в будущее. Веру в самого себя, в то, что можно преодолеть любые препятствия, любые какие-то непреодолимые ситуации. На первый взгляд непреодолимые, пусть даже на третий, на пятый взгляд.

 
 

– Ну а кино сегодняшнее российское в основной его массе – можете вы смотреть?

 

– Я смотрю, многое нравится. Ну, есть блокбастеры так называемые, которые умело и хорошо сделаны, но мне неинтересны, потому что блокбастеры не люблю как жанр. А камерное кино, о взаимоотношениях мужчины и женщины, причем любого возраста, потому что сегодня все в жизни перемешалось, такое время, когда нет готовых рецептов отношений, – вот такое кино люблю. Кто-то ждет любви, а кто-то относится очень цинично, но тем не менее в любом человеке есть то настоящее, которое в какой-то ситуации может проявиться, – или же нет. Мне интересны фильмы, которые нас вскрывают. Очень понравился фильм, получивший, кстати, главный приз ММКФ, – «Петя по дороге в Царствие Небесное» Николая Досталя. Очаровательный фильм. Нравится мне «Дикое поле» Калатозишвили, Миша, как вы знаете, скончался скоропостижно – очень жалко... Мне нравился, если говорить о молодежном кино, «Питер FM». Тоже об отношениях, о том, что чувства не поддаются никакому анализу, что все непросто, есть лишь интуиция, такое внутреннее предчувствие, что что-то должно случиться... радостное. Вот мне хочется, чтобы было радостное. Я не люблю насилия во всех его проявлениях, меня удручают эти фильмы, в которых много крови.

 
 

– Да ведь и в жизни тоже немало крови.

 

– Я понимаю, что надо снимать о войне, о Чечне, все это существует, и есть очень талантливые фильмы, как, например, «Живой» Саши Велединского, но я не люблю момент смакования насилия.

 

– Видите ли вы в нынешних условиях, когда большинство молодых актеров попросту вынуждены начинать со съемок в дурно сделанных телесериалах, какие-то возможности для них, перспективы?

 

– Кино сегодня стало коммерческим, продюсерским, и продюсеры понимают, что если есть человек популярный и любимый зрителем, то к чему искать новое лицо? Если вы хотите оправдать коммерческие затраты, то не станете рисковать. С другой стороны, взять фильм «Стиляги», где столько новых лиц!.. Все зависит от таланта – как режиссера, так и продюсера, – в данном случае в его роли выступал Леня Ярмольник, очень талантливый человек, и такой же Тодоровский Валера. В любой тенденции есть исключения, а исключение – это всегда истинный талант. Не нужно только подменять понятия. Все так швыряются этими словами – «талантливый», «гениальный»...

 

– ...«культовый». Самое мое ненавистное.

 

– Ой, не говорите. А от слова «звезда» вообще хочется бежать.

 
 
Досье ПЛ
 
Лариса Удовиченко
 

Родилась 29 апреля 1955 года в Вене, где служил в то время отец, военный врач; выросла в Одессе. Здесь же сыграла свои первые роли в кино: «Счастливый Кукушкин», «Юлька». Окончила ВГИК (курс Сергея Герасимова и Тамары Макаровой, выпуск 1976 года). Всенародную славу Ларисе Удовиченко принесла роль Маньки Облигации в фильме «Место встречи изменить нельзя». Другие заметные роли: в герасимовских «Дочки-матери» и «Красное и черное», фильмах «Летучая мышь», «Женатый холостяк», «Любовью за любовь», «Подросток», «Миллион в брачной корзине», «Валентин и Валентина», «Зимняя вишня», «Самая обаятельная и привлекательная», «Кто войдет в последний вагон» и др. Фильмы последнего времени: «Откуда берутся дети» (реж. Марина Цурцумия), «Вареники с вишней» (Александр Хван), «Прогулка по Парижу» (Дмитрий Томашпольский), «Женить Казанову» (снятая на Одесской киностудии 8-серийная комедийная мелодрама Виктора Ноздрюхина-Заболотного), драматический сериал Антона Барщевского «Тяжелый песок» (экранизация романа Анатолия Рыбакова, съемки которой частично проходили в городе Щорс на Черниговщине), фильмы Оксаны Байрак «Хочу ребенка» и «Все возможно». Главная героиня сериала по книгам Дарьи Донцовой «Даша Васильева. Любительница частного сыска». 1976–1993 гг. – актриса московского Театра-студии киноактера. Сегодня играет в антрепризных спектаклях «Женитесь на мне!» и «Похищение Сабинянова» в постановке Валерия Саркисова.

 

Дочери Маше, студентке, 20 лет.

 

Благодарим театральное агентство «Премьера» за помощь в организации интервью.

 

Текст Даши Киреевой Фото Дмитрия Коваленко

 

Материалы предоставлены в рамках контентного сотрудничества сайта «Обозреватель» и журнала «Публичные люди».

 


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Имя:
Комментарий:
Решите пример:  

Польский ученый доказал, что Бог существует
Азаров-Луценко: ''Ты кто?''
Какая красота! Самые романтичные сувениры к 14 февраля. ФОТО
Британский принц сбил полицейского
Названо самое романтичное слово
У Януковича хотят сменить руководство Нафтогаза
Названа сладость, которая спасает от инсульта!
Регионалы отрицают массовые фальсификации в Крыму
Уникальное космическое шоу - танец полярных сияний. ВИДЕО
Гигантский хомяк из Техаса. Ошеломляющие фото
США впервые сбили баллистическую ракету боевым лазером.ВИДЕО
В ряженке нашли кишечную палочку!
Луценко собрался в глубокую оппозицию
Учимся понимать своих детей
Утенок-инвалид поставил на ноги ребенка
Грибы очищают организм
Ягода, спасающая кишечник
Урегулирование госзакупок позволит сэкономить бюджет
Минфин незаконно пользовался деньгами МВФ


При любом использовании материалов и новостей сайта гиперссылка на Обозреватель обязательна. Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов и новостей не несет.
© 2009 Интернет-холдинг «ОБОЗ.ua». Все права защищены.