Виктория Лопатецкая -


Виктория Лопатецкая

Виктория Лопатецкая – жена Сергея Тигипко и бизнесвумен. Больше о ней ничего не известно, разве что две-три скучные сплетни в таблоидных изданиях, слухи и предположения. Наш разговор вышел неожиданным и уж совсем не похожим на общение с мажорными женами. После него я еще раз вспомнила известную фразу о том, что женщины – это то же самое, что мужчины, только лучше.

«НАДО ЗАРАБАТЫВАТЬ ХОТЯ БЫ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ НЕ ЕЗДИТЬ 31­М ТРАМВАЕМ»

– Виктория, о вас нет практически никакой информации.

– Я из обычной семьи: мама – врач и педагог, папа – военный музыкант, играет практически на всех известных мне инструментах. Кстати, я тоже окончила музыкальную школу по классу гитары, была одной из двух выпускников, которых брали без экзамена в училище Глиера. И сегодня у меня дома много музыкальных инструментов: рояль, бас-гитара и другие, но большого желания играть нет. Сказывается перфекционизм: уж если делать, то очень хорошо или вообще никак.

 

– Комплекс отличницы – редкое и неоднозначное явление. Откуда он у вас?

– Наверное, от мамы. Она очень требовательный человек, не допускающий возражений.

 

– Наверное, трудно было в подростковом возрасте найти общий язык? Сильный подросток и авторитарные родители – это всегда высокое напряжение.

– Как ни странно, особых проблем не было. Мама сумела направить мою энергию в правильное русло. С детства я была загружена по самое не хочу: все возможные кружки, английская спецшкола, музыкальная школа… И все было на отлично, в том числе международный экономический факультет нархоза и учеба в Австрии. Просто мне это легко давалось.

– Надо сказать, что отличников в школе недолюбливают…    

– Я наверстывала далеко не отличным поведением.

 

– Когда вы заработали свои первые деньги?

– В 9-м классе. В то время на ВДНХ начали проходить первые международные выставки, на которые требовались переводчики – работать с иностранными компаниями на стендах. Оргкомитет брал в основном студентов и выпускников иняза. Но нескольких школьников с хорошим знанием языка тоже взяли – я была в их числе. Там на польской выставке заработала свои первые доллары и купила видеодвойку. Это было очень круто по тем временам – 89 год все-таки!

 

– А родители деньгами не баловали?

– Нет. Все необходимое у меня было, но не более того. Впрочем, все познается в сравнении. Я выросла в однокомнатной квартире и всегда считала, что у нас очень хорошее жилье. Когда я впервые по обмену приехала к своей польской подруге (а ее папа был главным архитектором Варшавы) и увидела их дом, наша квартира показалась мне несколько странной… Это заставило задуматься.

 

– Впервые?

– (Улыбается.) Нет, не впервые. Чтобы попасть в школу или на секции, я с 7 лет ездила на метро «Днепр» по маршруту 31-го трамвая – довольно далеко от дома. Это был колоритный маршрут: трамвай всегда был полон нетрезвых любителей рыбной ловли на набережной Днепра: удочки, алкогольные пары и соответствующие разговоры. Поэтому я довольно рано поняла, что надо зарабатывать деньги – хотя бы для того, чтобы не ездить 31-м трамваем.

 

«САМОСТОЯТЕЛЬНЫМ БИЗНЕСОМ Я ЗАНИМАЮСЬ С 21 ГОДА»

– А почему вы поступали на международный экономический факультет в нархоз? В те годы все девочки мечтали стать актрисами или, в крайнем случае, моделями.

– Просто я уже тогда четко понимала, что мне нужно, поэтому предложение мамы поступать в медицинский энтузиазма не вызвало.

 

– Свой первый миллион вы заработали в 25. Обычно в таких случаях рассказывают, что далось это непосильным трудом, а вспоминается байка о Рокфеллере: яблоки и полученное от дядюшки наследство. Кто был вашим «дядюшкой», который пусть не наследство дал, но поддержал на нелегкой ниве бизнеса 90-х годов?

– Самостоятельным бизнесом я занимаюсь с 21 года. Я была самым молодым брокером на Украинской внешнеторговой бирже, торговала медными чушками, причем очень успешно. Параллельно работала в банковской школе при университете – синхронным переводчиком с английского. Тогда же я представляла интересы двух зарубежных компаний – немецкой и итальянской: они работали в Украине по лицензии, «пробитой» мною же. И свою первую машину – «девятку» – я купила, когда мне еще не исполнилось 18, поэтому прав у меня не было. Дождалась получения прав – и стала водить.

– А в 18 лет крыша не едет от больших денег? Тем более что ровесники влюбляются, ходят по вечеринкам и пребывают в мире мечтаний.

– Во-первых, я всегда точно знала, для чего нужны деньги, во-вторых, я мечтала о собственном производстве – меня привлекал бизнес «от сохи». Так что крыша не ехала, а время было заполнено пахотой. Что касается нормальной жизни, то, мне кажется, мы успевали все: театр, кино, концерты, вечеринки – все это было. У нас была большая компания – пятеро девчонок, кстати, мы дружим до сих пор. Успевали и отдыхать, и заниматься бизнесом. Все пятеро состоялись. Я много ездила по миру, все искала «хорду» приложения к бизнесу. И до сих пор не люблю сугубо туристические поездки – больше чем на три дня традиционного отдыха меня не хватает.

Что касается «дядюшки» – я до сих пор жалею, что в те времена в нашей компании не было сложившихся с точки зрения бизнеса людей, чье мнение было бы полезно, поэтому мой бизнес развивался во многом спонтанно, отсутствовала эмоциональная составляющая, которая сегодня для меня исключительно важна. Например, совершенно случайно на выставке я познакомилась с представителями немецкой компании Ispo, которая среди прочего занималась производством наливных полов, купила суперсовременное оборудование, сформировала коллектив и начала успешно заниматься этим бизнесом.

 

– Бизнес и сегодня преимущественно мужская территория, а уж в конце 90-х и подавно. Разборки, стрелки-перестрелки, рэкет – миновала вас чаша сия?

– Как ни странно, миновала. Возможно потому, что мой бизнес не был связан ни с предоставлением услуг, ни с потребительской группой товаров, не был на виду. Был коллектив – 70 мужиков, с которыми я вполне справлялась и зарабатывала хорошие деньги. Работали с узким сегментом – фармацевтикой и пищепромом, поэтому нас и идентифицировать было трудно, и доходы наши посчитать.

 

– Когда вы начали самостоятельную жизнь?

– В 16 лет я уже жила отдельно.

 

– Рано начав работать, вы, по всей видимости, так же рано сформировали собственные принципы – то, что сегодня называют бизнес-этикой?

– Истина во всем всегда одна. Все остальное – варианты и вариации, но это не мое.

 

– А если присутствует конфликт между интересом и моралью?

– Выживает сильнейший. Но моральные принципы никто не отменял. Более того, поступать против совести непрагматично для будущего.

 

– Со временем ваш бизнес вырос…

– ...и изменился. Я представляла компанию «Керхер» и нескольких европейских и мировых лидеров по производству оборудования в Украине, через них зашла на «железку», потом проектировала и строила объекты под ключ для ремонта и обслуживания подвижного состава.

 

– Если я не ошибаюсь, это были времена руководства Георгия Кирпы. Несмотря на то что он был лучшим главой ведомства за все годы, система откатов существовала и тогда, и сейчас. Как договаривались?

– Написала письмо на имя Георгия Кирпы с предложением по модернизации оборудования, его положительно расписали (видимо, сработал профессиональный подход и высокая репутация компаний, которые я представляла), и началась работа, хотя это мягко сказано. Это как по минному полю идти – сложно, опасно, но получаешь ценный опыт в борьбе за выживание интересных проектов.

 

– У вас не было страха перед кабинетами высоких должностных лиц?

– Никогда. Я вообще не фанатею от должностей, фамилий и рейтингов. Мне интересны только профессионалы, люди харизматичные и эмоционально глубокие. А удивить фамилией «из телевизора» меня всегда было сложно.

«СЕРЕЖА – ИДЕАЛЬНЫЙ ОТЕЦ»

 

– Вы вышли замуж в 31 год. Маму не беспокоило, что у вас так долго не было семьи?

– Мама давно сдалась, зная, что будет так, как я решу.

 

– Но романы, наверное, у вас были? Как вы представляли своего будущего избранника?

– Точно могу сказать, что материальный уровень не играл никакой роли.

 

– И все же замуж за водопроводчика или тракториста вы не собирались, правда?

– (Смеется.) Нет, мне нравились мужчины самодостаточные, реализовавшие себя в жизни, профессионалы, освоившие механизм успеха. Плюс благородство, эмоциональная зрелость, незашоренность, искренность, реактивное чувство юмора и, конечно, сексуальность.

 

– А предложения вам делали?

– Конечно, но замуж я не собиралась. Я очень дорожила свободой и сама решала, куда ехать, как жить, чем заниматься и чего хочу.

 

– Виктория, разговор с вами оставляет двойственное ощущение. С одной стороны, вы – супервумен, человек-машина, не знающая ни поражений, ни слабостей. С другой – понятно, что с такой тягой к жизни, с такими амбициями вас просто не могло не заносить в другую сторону – страхов, сомнений и бессонных ночей. Плачете когда-нибудь?

– Из-за работы – точно нет, а вот межличностные отношения… Да, тут «кран» может открыться. Что касается неудач – конечно, они были. Например, подводили партнеры, неожиданно выходя из дела, а когда тебе 21 год – это очень тяжело, потому что ты отвечаешь за людей.

 

– С Сергеем Леонидовичем вы познакомились через бизнес?

– Нет, это была ситуация, не имеющая к работе никакого отношения.

 

– Когда вы поняли, что отношения становятся близкими, вас не напрягало то, что вы – люди разных поколений и большая часть жизни, которую он прожил, принадлежала не вам, а другому человеку?

– Все случилось довольно быстро и, я бы сказала, неизбежно.

 

– Вы вообще человек ответственный?

– И в дружбе, и в бизнесе, и в личных отношениях. И я не искала в мужчинах поддержки, в этом не было необходимости. Жизнь моя была расписана, были поездки, друзья, возможности. Но приключилось Чувство. И это решило все.

 

– Ваш брак состоялся в начале 2005 года – не самый удачный период для Сергея Леонидовича. Как вы пережили это время?

– Ситуация полностью «проходила» через нас обоих. Но мы понимали, что политика и отношения двоих – это разные вещи. Сергей – очень сильный человек, у него высокий уровень регенерации и адаптивности. В такие моменты нам необходимо лишь понимание близкого человека.

 

– Не возникало мысли покинуть Украину?

– Никогда. Украина – страна, в которой мы живем и работаем, никаких сомнений не было. Был жесткий, правильный анализ ситуации и решение, куда и как идти дальше.

 

– У вас трое детей. Работаете много, часто отсутствуете. Их воспитание – это какая-то особая тактика или просто естественное существование рядом?

– Мы стараемся как можно больше времени быть с ними. Сережа – идеальный отец. Сейчас я уже езжу на работу не к 8, а к 10–11. Успеваю отправить детей в школу и сходить в спортзал.

 

– Беременность – всегда проблема для много работающих женщин.

– Наверное, просто повезло со здоровьем – слава богу. Я всегда работала до последнего дня, летала, встречалась с людьми, решала вопросы.

Во время первой беременности была смешная история. Я в роддоме, а мне звонит начальник, назначает совещание на завтра. Объясняю, что я вот-вот буду рожать. После паузы он задает сакраментальный вопрос: «А ты что, была беременна?» Хотя мы виделись по проекту довольно часто, просто он не мог представить, что с такой нагрузкой можно быть беременной.

 

– Что такое любовь?

– Желание никогда не расставаться.

 

– Вы ревнивый человек?

– Да. Но это не ревность к кому-то конкретному, а к внутренней жизни близкого человека.

Воспитывать другого – неблагодарное дело. Лечить нужно себя, самому становиться лучше. Любимому человеку всегда хочется что-то дать. И если это не вызывает отклика, возникает эта специфическая «ревность»: почему не понял, не принял, не заметил?

 

– Сильные люди всегда стремятся получить результат, а человек – это «самый ненадежный банк»…

– Я понимаю, но для себя я утвердила принцип: хочешь быть с человеком – убирай из отношений эго. Когда говорят: не знаю, за что люблю или не знаю, почему дружу, – меня это удивляет. Я четко знаю, за что люблю и почему дружу. И ничего не требую взамен.

 

– Что вас заводит в жизни?

– Интересные люди и общение с ними.

 

– Спокойно ли вы относитесь к ситуации, когда чувствуете, что муж хочет побыть один?

– Абсолютно. У него такие плотность встреч и количество ежедневных звонков, что подобное желание порой вполне естественно. В такие минуты главное не нарушать «балагановскую конвенцию».

 

– Вы хотели бы заниматься политикой?

– Мне неинтересно. Я привыкла, что в бизнесе а+в=с, а  в политике это может равняться чему угодно.

 

– Круг ваших семейных интересов – кино, театр, спорт, музыка. Это суммарные интересы или кто-то кого-то к чему-то «подтягивал»?

– Суммарные, скорее. Я всегда была заядлым книгоманом и любила альтернативное кино. Сергей обожает джаз и интеллектуальную литературу. Мы оба любители спорта. Сергей занимается со штангой, а мое давнее увлечение – йога.

 

– Сергей Леонидович – человек интровертного склада. Это очевидно. Ваши друзья стали общими?

– Конечно. И когда мы собираемся вместе, Сережа совсем не такой, каким вы видите его в публичных проявлениях. Возможно, ваше представление о нем как об интроверте изменилось бы.

 

– Одет Тигипко всегда безупречно, но несколько консервативно. Безупречные галстуки, рубашки и костюмы, когда они неизменны, несколько скучны.

– Вне работы он предпочитает стильный сasual, чем удивляет даже наших продвинутых друзей.

 

– Вы живете за городом?

– Да, и поблизости у нас нет соседей.  

 

– Гламур очень моден среди украинского истеблишмента. Вам важно появляться среди этих людей, выходя из статусной машины с сумкой «Луи Виттон»?

– Джинсы или кожаные брюки, обувь на низком ходу и сумка через плечо – это мое, хотя это не значит, что мне не может понравиться дорогая вещь. Но люблю я удобную одежду и предпочитаю жить собственной жизнью.

 

– В отношениях двоих очень важно доверие. Иногда бывает непросто поделиться своим одиночеством или страхами даже с самым близким человеком. И именно перед близким хочется «держать лицо». Вам легко признаться друг другу в слабости, отчаянии или чем-то подобном?

– Мне – да. Сереже – не знаю. Он – это другая территория, очень цельный человек. Но нам комфортно, и это самое главное.

И напоследок я ее спровоцировала: «Виктория, как вы думаете, у вас есть чувство юмора?». Но она не поддалась и с серьезным выражением лица на голубом глазу ответила: «Еще какое!». Честное слово, женщины – это то же самое, что мужчины. Только лучше. 

"ПЛ" благодарит «Лео Клуб»  за помощь в проведении фотосессии

Материалы предоставлены в рамках контентного сотрудничества сайта «Обозреватель» и журнала «Публичные люди».


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Имя:
Комментарий:
Решите пример:  
Васса     11.12.2011     13:44:02


Так странно читать подобные интервью от таких барышень... Я вот с ней во многом согласна,но у меня ничего так легко не получалось.И мужчин не за деньги любила,вот и нет у меня денег.И постоянно стремлюсь заработать. А оно тяжело самой и очень непросто...Наверно или они особенные,или мне не дано.Как-то послушаешь их и жить не очень хочется...
Влад     15.02.2010     12:28:37


Така дивчина и всех нахуй посылала.
Прохожий     19.01.2010     19:27:11


Приятно было узнать, что за плечами политика умная и мудрая женщина. Хочется верить, что идеи политика примут самую главную и правильную форму, благодаря идеологии йоги, которую так давно почитает Виктория.
Вадим     29.01.2010     23:01:47


приятно почитать лапшу и умная и красивая и то се...неужто сама в сказки верит?
ТТ     29.11.2011     11:00:20


Виктория - а ведь ты так любишь людей "кидать" и разводить! И меня с роботягами "киданула". С людьми то я со своих денег расчитался ведь это я с ними договаривался.... А муж твой мудило БОГАТОЕ - пусть налоги с себя и платит. А то ты так любишь деньги что уже все имущество мужа на себя переписала...
гога     3.01.2012     22:00:31


милая _))) я фото твоих детенышей бросаю в могилы !! пусть горят в аду за то что твоя семья делает ! будьте прокляты ))) а детки ответят пусть не сегодня))



При любом использовании материалов и новостей сайта гиперссылка на Обозреватель обязательна. Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов и новостей не несет.
© 2009 Интернет-холдинг «ОБОЗ.ua». Все права защищены.