Олег Базилевич -


Олег Базилевич

Когда впервые встречаешься с этим человеком, понимаешь, что столкнулся с чем-то необычным. Пытаешься разобраться. И вдруг совершенно незаметно осознаешь, что совсем рядом существует иное измерение бытия. Будучи живой легендой отечественного футбола, в жизни Олег Петрович исключительно деликатный человек. Он говорит непривычно тихо, нет ни вызывающих интонаций, ни столь обычной в наше время похвальбы своими достижениями. Может быть потому, что этому человеку действительно есть чем гордиться? Передо мной сидит легендарный форвард киевского «Динамо» и выдающийся тренер Олег Базилевич

 

«…Тридцать лет назад я начал ходить на его игры, а он – на мои спектакли… Когда мой Юрка подрос и стал заниматься музыкой, он написал прелюдию для фортепиано под впечатлением карандашного наброска, который сделал Базиль, – он замечательно рисовал. Олег сидел у нас на Кабинетной, слушал прелюдию и почти плакал…»

Народный артист СССР Олег Борисов
 
 

– Раз уж мы взяли за основу слово «феномен», расскажите о феномене вашей семьи. В нескольких словах я бы описала его так: безграничная любовь, заслуги перед отечеством, наука, живопись и футбол.

– Вижу, вы серьезно подготовились к нашей встрече. Начну все-таки с футбола. И не потому, что я ему посвятил жизнь. А потому, что, воспитываясь в такой семье, я мог бы выбрать совсем иной путь. Вероятно, это был знак Божий – футбол был, есть и будет смыслом моей жизни. Само прикосновение к мячу всегда наполняло меня чем-то особенным. Видимо, это то, о чем принято говорить: судьба…

О семье же в двух словах рассказать невозможно... Несмотря на тяжелейшее время, мама получила серьезное образование, защитила диссертацию. У нее были уникальные способности и невероятная тяга к знаниям, которую ей удалось привить и нам. Будучи блестящим преподавателем и талантливым оратором, мама внесла огромный вклад в систему народного образования страны. Сестра Оксана – кандидат исторических наук, лауреат Госпремии. Меня с ней связывают не только тесные родственные отношения, я глубоко уважаю ее как умнейшего человека, обладающего энциклопедическими знаниями.

Заслуги перед отечеством? (Улыбается.) О своих говорить нескромно, а вот, к примеру, мой дедушка Дмитрий Базилевич был одним из первых в стране, кому присвоили звание Героя социалистического труда.

 

Живописью в нашей семье увлекались все. Не знаю, как это объяснить, – люди рождаются с генетическим кодом, передающимся из поколения в поколение. В детстве я очень любил рисовать, стоило мне взять в руки бумагу и карандаш, как я погружался в иной мир. Мне больше импонировала графика, а вот сын пишет маслом, у него уже несколько десятков работ, основной жанр – лирический пейзаж.

 
 
 

– Если не ошибаюсь, ваш папа занимал высокий пост. В те годы это было не только почетно, но и рискованно, ведь в любой момент его могли репрессировать. Вашу семью коснулся этот печальный период истории?

– Когда мои родители познакомились, период репрессий пошел на спад, и, к счастью, отца они не коснулись. Но наша семья не избежала тяжелейшей страницы в истории страны – Голодомора. Моя бабушка была единственной, кому удалось выжить в ее селе.

 
 

– Интересно, Олег Базилевич-младший мечтал в детстве стать знаменитым футболистом?

– Вы знаете, нет. Он много времени отдавал учебе, в школе выигрывал олимпиады по всем предметам. Больше всего его увлекала экономическая география и языки. Кстати, будучи в старшей школе, он помогал мне в обработке статистических данных, определяющих эффективность игровых действий. Олег окончил географический факультет КГУ и защитил очень интересную диссертацию, в которой поднял вопрос экономического развития регионов с учетом их географических особенностей.

 

– Меня всегда интересовал вопрос, как футболист становится тренером, ведь далеко не каждый выбирает такой путь?

– Чтобы стать тренером, мало использовать опыт игрока, нужно овладеть знаниями в целом ряде дисциплин, таких как психология, педагогика, физиология, методика подготовки спортсменов высокой квалификации, организация и управление учебно-тренировочным процессом. Очень важна внутренняя мотивация, ощущение необходимости и возможности передать свой опыт. Имея практический опыт профессионального игрока и диплом Киевского института физической культуры, я и не рассматривал других вариантов последующей деятельности. Вне футбола я себя не мыслил и не мыслю.    

Каждый должен находиться на своем месте и качественно выполнять свое дело. К тому же нужно доверять своему внутреннему голосу, ведь, если помните Сент-Экзюпери, самого главного глазами не увидишь.

 
 

– Что касается внутреннего голоса. Я знаю, что у вас была особенная связь с мамой, и, находясь за рубежом, вы в какой-то момент почувствовали, что ее не стало…

– Тот день я помню поминутно. По заданию Спорткомитета СССР я был в служебной командировке в Польше. Когда уезжал, мама серьезно болела, но состояние было стабильное. Однажды, проснувшись утром, я услышал, что она будто зовет меня. Внутри что-то оборвалось… Я попросил представителя Футбольного польского союза об изменении даты вылета и в тот же день вылетел в Москву. Я уже чувствовал, что не застану маму живой. Мое появление в Федерации футбола СССР вызвало шок. Меня уже разыскивали, чтобы сообщить, что мамы не стало. Можете себе представить, каково было удивление – меня ищут, и в этот момент я появляюсь. Мистика… Через несколько часов я уже летел в Киев…

 
 

– Прежде чем задать следующий вопрос, позвольте процитировать Олега Борисова: «…они были всегда вместе – Лобановский и Базилевич – рыцари, донкихоты своего «безнадежного» дела…». Тренерский дуэт, в результате деятельности которого о «Динамо» (Киев) заговорил весь мир! Олег Петрович, несколько слов об этом феномене.

– Я никогда не относился к этому как к феномену. Как к результату упорного, тяжелого труда – да. Идея возникновения тренерского дуэта полностью себя оправдала, хотя вначале казалась фантастической. Мы оба были молодыми перспективными тренерами, оба работали в успешных командах. Два главных тренера в одной команде – беспрецедентный случай, такого никогда не было и, вероятно, не будет… Реакция общественности, естественно, была противоречивой. Один из руководителей советского футбола сказал, что «два медведя в одной берлоге не уживаются». Другие были еще более категоричны. И все-таки руководство республики пошло на этот исторический эксперимент, результатом которого стало чемпионство СССР, Кубок СССР, Кубок Кубков Европы, Суперкубок Европы. В мире высоко оценили наши достижения – команда была признана лучшей среди игровых видов спорта, а Лобановский и Базилевич стали лучшими тренерами на планете. Оппоненты ревниво относились к нашим успехам. Мало кто мог себе представить, чего нам это стоило. Удача в нашем случае – это хорошо организованный процесс подготовки, мы пахали, стараясь твердо придерживаться сформулированных нами принципов. Что же касается феномена… К сожалению, судьба феномена зачастую печальна. Ему стараются подражать, пытаясь достичь его уровня, но поскольку это практически невозможно, его проще уничтожить...

 
 

– А возникали ли конфликты между вами и Лобановским? Ведь, каждый из вас – яркая индивидуальность.

– При нашем уровне взаимоотношений конфликтов не было и быть не могло! Мы работали как равноправные партнеры. А другой расклад в нашем случае был исключен, так как перед переходом в Киев, я возглавлял «Шахтер» (Донецк), который за первый год вышел в Высшую лигу, а на следующий – вошел в число лучших команд СССР.

Неприятно, но многие журналисты в целом ряде публикаций либо переиначивают мои слова, либо высказываются от моего имени, пытаясь путем некорректной подачи информации оспорить равноправие между нами. Понимаете, нам с Валерием Васильевичем иногда достаточно было одного взгляда, чтобы понять друг друга, ведь мы с юности были вместе, так же без слов понимая друг друга на футбольном поле. И если бы не одинаковое понимание сути футбола и взгляда на его развитие, роль науки – вряд ли мы смогли бы работать вместе. А спорили мы неоднократно, признавали свои ошибки, отстаивали тот или иной тезис, на некоторые моменты смотрели по-разному. Но в наших спорах рождалась истина.

 
 

– Вас считают одним из лучших мастеров футбола. Тешит ли это ваше самолюбие? Каково это – ощущать себя живой легендой?

– По моему глубочайшему убеждению, важно не то, что мы или кто-то другой думает о наших успехах. Да и собственно не сам успех. А то, что сделало его возможным: упорный ежедневный труд, самодисциплина, боль, которую преодолеваешь во время травм и изматывающих тренировок, умение идти на компромисс с собственными амбициями ради командного успеха. Вот это важно. На определенном этапе о славе уже не думаешь – она имеет значение тогда, когда ты приближаешься к своей вершине, тогда слава – показатель затраченных усилий. Но важно не зациклиться на этом, не остановиться. Ведь то, что может увидеть и оценить публика, – лишь часть того, к чему стоит стремиться и ради чего стоит работать. Настоящие ценности – глубоко личные и не нуждаются в признании общественности.

 

– Приходилось ли вам использовать свое имя и авторитет для того, чтобы решить какие-то свои проблемы? Наверняка, фамилия Базилевич могла открыть многие двери, особенно на пике вашей популярности.

– Я себе этого не позволял. Единственный раз обратился в городскую администрацию, когда от лейкемии, через год после рождения ребенка, умерла жена моего сына. Я попросил разрешение о захоронении на закрытом уже участке кладбища, в месте, где были похоронены ее родные.

 
– На вас как-то отразился экономический кризис?

– О каком кризисе вы говорите? Настоящий кризис был после войны, когда умирали дети, женщины и старики, не имея жизненно необходимого, когда голодные, измученные люди восстанавливали разрушенную страну. А что такое кризис для нас? Сложности в приобретении машины, недвижимости, новой одежды, бытовой техники? Необходимость отказаться от поездки во время отпуска или от самого отпуска? На самом деле это не кризис, а просто напоминание о том, что мы искусственно завышаем число наших желаний и потребностей, забывая о главном. Поэтому для большинства из нас кризиса нет, в отличие от инвалидов, сирот, бездомных детей, для которых кризис начался очень давно и конца ему не видно.

 
 

– Мне всегда было интересно, что общего между театральным действом и действом, происходящим на футбольном поле. Многие футболисты дружат с актерами, режиссерами. На ваш взгляд, что связывает людей совершенно полярных сфер?

– Я не считаю, что сферы искусства и футбола такие уж полярные. Футбол тоже своего рода театр – театр игры. И в футболе, и в театре присутствуют элементы шоу. Среди моих друзей всегда было много актеров. Думаю, что наше общение было некой компенсацией за то, что и те, и другие основную массу времени проводили в своем мире. К тому же футболистам было чему поучиться у актеров, я имею в виду выстраивание «тактических мизансцен».

 

– Есть такая поговорка – любви все возрасты покорны. Как вы относитесь к бракам с большой возрастной разницей между супругами?

– Положительно, учитывая, что рядом со мной женщина, которая значительно моложе меня (улыбается). То, что любви все возрасты покорны, считаю аксиомой. Безусловно, у людей разного возраста могут быть сложности в силу различий в жизненной философии, ценностях, образе жизни, привычках. Не исключена ревность. К тому же не стоит забывать и г-на Фрейда, утверждавшего, что секс правит миром. Но если есть настоящее чувство, потребность друг в друге – все препятствия преодолимы.

 

– А это правда, что у вас дворянское происхождение?

– (Улыбается.) Как вам сказать… Такая информация существует, сын какое-то время занимался этим вопросом. Но у меня никогда не возникало потребности доказывать этот факт. К тому же без наличия необходимых документов утверждать что-либо считаю неэтичным.

 
 
– Вы счастливый человек?

– Я прожил яркую жизнь, в которой были взлеты и падения, горе и радость, несправедливость и разочарование, любовь и слезы. Я столько пережил, что с высоты своих лет, на многое смотрю философски. Замечу, что для обычного человека победы и поражения – понятия отчасти образные, умозрительные. А для профессионального спортсмена – это суть… Многие считают, что покорить спортивную вершину легче, чем на ней удержаться. Это неправда! Трудно и то, и другое, поэтому должно быть в равной степени управляемо. Я знаю, как это, когда сегодня твое имя скандируют миллионы, ты находишься в эпицентре всеобщей эйфории, а на следующий день вдруг замолкает телефон. Оказавшись в мясорубке большого спорта, я все это пережил. И стараюсь руководствоваться восточной мудростью: «Береги то, что есть, бойся худшего, надейся на лучшее».

Счастлив ли я? Думаю, да. По крайней мере, важнейшие составляющие счастья в моей жизни есть: я занимаюсь делом, в котором смысл моей жизни, у меня достаточно сил, чтобы отдавать их работе, рядом со мной любимая женщина и друзья, которых я люблю.


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Имя:
Комментарий:
Решите пример:  
Гурандо Дима     12.10.2012     01:22:34


Олег, прошло столько лет, а я ярко помню нашу молодость. Рад, что ты сохранил все самое лучшее в жизни и надеюсь когда- нибудь прилететь в Киев и обнять тебя! Позвони мне по скайпу; GURANDEY



При любом использовании материалов и новостей сайта гиперссылка на Обозреватель обязательна. Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов и новостей не несет.
© 2009 Интернет-холдинг «ОБОЗ.ua». Все права защищены.