Ксения Гнилицкая -


Ксения Гнилицкая

 
Занятный типаж художника: внятная гражданская позиция и перманентная социальная активность, политика и экология – как предельно волнующие темы. Ксения Гнилицкая рассказывает о «Р.Э.П.»-деятельности и индивидуальных  проектах, энергетике славянской души и новом образе женщины, психоделиках и свободной морали, украинском арт-рынке и программных тезисах на тему отцов и детей.
 
О ТЕСНОЙ СВЯЗИ МЕЖДУ ЭКОЛОГИЕЙ И ПСИХОДЕЛИКОЙ
– Последние новости. Что у вас интересного происходит?
– Мы с мужем запустили  проект Remake – вторичное использование упаковки. Берем пакет из-под сока и делаем из него кошелек. Или надувную подушку для ванной. Близорукость наших политиков доходит до абсурда – они просто не видят, что у них в виде мусора миллиарды долларов лежат под ногами. Выставка последняя была в «Коллекции», называлась Open Air. Посвященная... там много всего... и красоте, и природе, и пейзажу –  как явлениям, которые сейчас остались только на картинке. На «фитообоях». Мне понравилась мысль в статье Павла Пепперштейна – что экологии сегодня легче всего пробиться к сознанию молодежи через наркотики.
 
– ?
– Ну, молодые люди начинают замечать вещи, связанные с природными циклами, только под воздействием каких-то специфических веществ. Там приводится такой пример: один человек представил себя капелькой нефти. И прочувствовал весь путь, начиная с того, как ее добывают, перерабатывают, и заканчивая моей курточкой синтетической, например. Достаточно болезненное переживание.

– Ага, так вот откуда психоделические цвета в твоем Open Air.
– Да на самом деле я и не принимала никогда все эти психоделики. (Смеется.) Мне вот что хотелось донести – идеальный, ностальгический лес, которого сегодня нет в реальности.
 
– Какие у тебя сейчас проекты?
– Сейчас делаю проект, посвященный современному образу женской красоты. Исследую женскую самоидентификацию. Про девчонок, которые вывешивают свои фотографии «ВКонтакте», на «Одноклассниках» и других коммуникативных сайтах. Не то чтобы эротика какая-нибудь, просто энергетика интересная. Энергетика славянской души – полная открытость и полная смешанность чувств. Она не может определиться: или она феминистическая женщина европейского образца, или она все-таки хочет замуж и быть третьей женой какого-нибудь шейха. Я ищу новый образ женщины. Потом, я над дипломом работаю. Задание –  написать большую картину в академическом стиле, со всеми этими пафосными приемами. Пишу парад в честь Дня независимости: освещенные солнцем украинские ребята, молодые, сильные, красивые, выстроенные в ряд...

– С издевочкой  или без?
– Нет, я не издеваюсь. У нас же в стране нет никакой армии, высочайший уровень заболеваний, онкология, алкоголизм, наркомания... Но вот тот идеалистический образ Украины, который озвучивают наши политики, – такую какую-то хочется картинку создать. На четвертом курсе я нарисовала драку в ВР. Что интересно, хотя картина была сатирического характера, все равно, когда рисуешь флаг украинский или украинский парламент, к тебе в Академии меняется отношение. Если до этого я какая-то босячка была, то теперь я, получается, автоматически стала ближе к таким официальным символам, как парламент и флаг.

О ТЕСНОЙ СВЯЗИ МЕЖДУ МУЖЧИНАМИ МЭППЛТОРПА И КОРОВАМИ ХЕРСТА
– Как тебе живется в стране,где серьезных коллекционеров contemporary art можно заносить в Красную книгу,  а у большей части населения вы вызываете либо иронию, либо приступ агрессии?
– Мне кажется, с каждым годом какие-то вещи отживают свое. В Нью-Йорке народ устраивал демонстрации против того, чтобы их налоги шли художнику Роберту Мэпплторпу, фотографировавшему, и очень хорошо, обнаженных мужчин. У нас, я думаю, скоро должны сделать какую-то демонстрацию против выставки Херста – завозят нам столько мертвых коров, в то время как национальное сельское хозяйство терпит убытки. (Смеется.) Что касается меня, то я хочу жить в Швеции. Хотя у них тоже свои проблемы, конечно.
 
– Почему в Швеции?
– Социальные гарантии, отношение к природе. Я прихожу к выводу, что лучше в Украине никак не становится. И чем дальше, тем больше в этом убеждаюсь. Такое ощущение, что люди у нас живут сегодняшним днем. Если бы мы хоть чуть-чуть подумали о будущем... Я когда выбрасываю мусор, разделяю отходы. И сделала такое исследование: звоню в разные инстанции и спрашиваю – где можно сдать пластик? Меня перенаправляют, я звоню следующим, меня опять перенаправляют...

– Так ты нашла, куда пластик-то сдавать?
– Нет. Нашла только пункт приема бумаги и картона. В конце концов мы на пустом мусорном баке написали «СТЕКЛО, ПЛАСТИК, МЕТАЛЛ». Может, люди привыкнут? Это важно как акт гражданской инициативы. У меня вот будет ребенок, а возле дома даже детской площадки нет, она разломана, и трава там не растет. И во всех публичных местах курят. Такие дела.
 
О ТЕСНОЙ СВЯЗИ МЕЖДУ УКРАИНОЙ И ОКРУЖАЮЩИМ ЕЕ МИРОМ
– Константин Дорошенко по поводу «Р.Э.П.» когда-то сказал малоприятную штуку: «Там слишком мало творчески сильных личностей и слишком много какого-то тусовочного балласта». Твоя реплика.
– Я думаю, это просто недостаток информированности. Он практически не общается с нами, мы не общаемся с ним, потому и получаются такие штуки.

– Можно ли говорить, что наше искусство начало вызывать в мире хоть какой-то минимальный прилив любопытства? Перед прошлой Венецианской биеннале The Daily Telegraph назвала украинский павильон в числе пятерки наиболее ожидаемых, и шумиху по этому поводу у нас устроили вполне приличную.
– В украинском павильоне тогда было очень много художников-иностранцев – скорее всего, Украина смогла заинтересовать и этими именами, и размахом. Мне говорили, что был интерес и к украинским художникам. И я вижу, что даже в кино Украина сегодня упоминается чаще – «Импорт/Экспорт» Ульриха Зайдля, например.
 
– Был еще какой-то боевик. Там похищали, а потом спасали дочь украинского министра.
– Точно, был такой. Похоже, нас таки «берут» к себе. Это срабатывают еще те ожидания, которые остались от Оранжевой революции. А «прилив любопытства» в искусстве тесно связан с экономикой. Почему, например, интересуются искусством каких-то экзотических стран? Не только потому что это ново и политкорректно. Почему стал модным Китай? Потому что у них было их экономическое чудо и потому что Китай выделяет на биеннале большой бюджет и показывает «псевдоевропейское»  искусство. Хотя в традиционном Китае искусство совсем другое.

– Пока все же получается, что нами интересуются постольку, поскольку Пинчук приглашает мировых звезд. А Савадов, кажется, как говорил, что Украина в плане искусства – глушь беспросветная, так и говорит.
– На самом деле, если ты занимаешься социальным искусством, вообще не имеет особого значения, откуда ты. Если ты доступным языком рассказываешь о каких-то локальных проблемах своей страны или поднимаешь общечеловеческие вопросы, это всегда может быть интересно. И есть Интернет – об участии в проекте в любой стране мира можно договориться по Интернету. А Савадов при этом – ты цитировала Савадова – трясется и говорит, что вы можете играться и делать свои акции и перформансы, но на наш рынок вы не попадете, у нас здесь мафия и монополия на рынке. Ну и кто тогда боится конкуренции?.. Даже если есть закрытый местный рынок с местными покупателями, пока ты осознаешь, что перед тобой все остальные дороги открыты, они действительно будут открыты.

О ТЕСНОЙ СВЯЗИ МЕЖДУ ПОКОЛЕНИЯМИ
– Об отце? Ну, у него большая студия в Мюнхене. Ездит он на велосипеде. Отдыхает в Альпах. В Украине у нас дачка-убежище в Рай-Оленевке. Там когда-то помещик жил, у него было две сестры – Рая и Олена, они утонули в озере, и в их честь назвали поселок. В Киеве у отца просто мастерской нет, поэтому он здесь и не работает. В последнее время он не очень-то общителен. А в Мюнхене тихо и спокойно, Мюнхен как убежище выбирало много творческих людей именно по этой причине.
 
– А расскажи про «Парижскую коммуну».
– Я постоянно старалась там убрать. Моя классная руководительница однажды проходила мимо нашего дома и сказала: давай, может, я зайду? А мне страшно, ну, мало ли, что там могло происходить. Революция сексуальная, революция наркотическая и так далее, и тому подобное. Я неделю готовилась, убирала, ждала ее, когда она все-таки придет.

– Она так и не пришла?
– Так и не пришла.
 
– В этой истории чувствуется подлинный трагизм.
– Мне все детство хотелось, чтобы у меня была жизнь как у всех нормальных детей. Возможно, чем более раскованы родители, тем более консервативны их дети. Я вот, например, хожу в церковь на Пасху и пеку куличи. Мои родители исповедовали ценности «Опасных связей», free love, свободная мораль, а мне ближе моногамная модель. Отец в основном аполитичен, а меня очень волнуют политические и социальные вопросы. Для меня более важен не сам физический акт делания, а контекст и результативность акции. Отец не очень общительный человек, а я считаю, что художник не должен быть отшельником. При всей своей гениальности отец индивидуалист, ему было непривычно, например, работать в индустрии кино, где у каждого своя роль и все кому-то подчинены, а я считаю, что две головы всегда лучше, чем одна. Все идет по теории повторения повторения. То есть я, например, в каких-то традиционных вещах ближе к своей бабушке, чем к отцу. А мой ребенок, наверное, будет абсолютно другим.

  

ДОСЬЕ «ПЛ»
Ксения Гнилицкая родилась в 1984 году в Киеве. Немалая часть ее детства связана с легендарным сквотом «Парижская коммуна». Участница группы «Р.Э.П.», созданной во время Оранжевой революции и ставшей известной в первую очередь благодаря уличному акционизму.
Оканчивает Академию изобразительного искусства и архитектуры.
Муж – дизайнер Антон Смирнов.
Работы экспонировались в киевской галерее Гельмана, Kyiv.Fine Art, галерее «Коллекция», в московской VP Studio, Stella Art Gallery и берлинской Bereznitsky Gallery. Выставки «Р.Э.П.» – в ЦСИ при НаУКМА, PinchukArtCentre и пр. Сейчас «Р.Э.П.» участвует в основном в зарубежных проектах.
Александр Гнилицкий и Леся Заяц («Институция нестабильных мыслей») представляли на Венецианской биеннале – 2007 проект под условным названием «Виртуальная комната», а «Р.Э.П.» совместно с британцем Марком Тичнером – проект We are Ukrainians. What else matters?
 
"Материалы предоставлены в рамках контентного сотрудничества сайта «Обозреватель» и журнала «Публичные люди»."

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Имя:
Комментарий:
Решите пример:  

Мину весом в 1 тонну обезвредили у берегов Одессы
Інвестори вважають незаконним підвищення тютюнового акцизу
Двухлетняя девочка умерла от голода
Украина хочет вернуться к прямым поставкам газа из Туркмении
Найдены виновники скорого конца света
Выход Грузии из СНГ. Последствия
В ЦИК Банковую считают главным врагом реестра избирателей
От взрыва петарды два человека получили увечья
Как выбраться из черной полосы
Донецк не сможет построить метро к Евро-2012
7 главных ошибок молодых мам
Российский солдат получил политическое убежище в Грузии
Европейские деньги рассорят Украину с Россией
Ратушняк ищет спасения у евреев
Россия ищет повод принять крайние меры против Украины
Украинский "БТА банк" поддержал киевлян
Чрезвычайная ситуация на складе ядохимикатов ликвидирована
Ребенок погиб под слоем песка
Ющенко официально вынес свою Конституцию на референдум
Тимошенко продемонстрировала единство с нацистами


При любом использовании материалов и новостей сайта гиперссылка на Обозреватель обязательна. Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов и новостей не несет.
© 2009 Интернет-холдинг «ОБОЗ.ua». Все права защищены.