Александра Кужель -


Александра Кужель

Глава Госкомпредпринимательства – о «другой» ментальности первого зама киевского мэра, спонсоре президентской кампании Сергея Тигипко, ночных звонках от Юлии Тимошенко, и почему нельзя верить ни одной договоренности с Черновецким.

 

- Вчера кандидат в Президенты Украины Сергей Тигипко признался, что хотел бы видеть в одной с ним команде Тараса Черновола и Александру Кужель. И если по поводу ныне «бесхозного» Черновола особых вопросов у нас не возникло, то с г-жой Кужель ситуация иная: вот уже несколько месяцев она усердно работает «под крылом» Юлии Тимошенко главой Госкомитета по вопросам предпринимательства и регуляторной политики. Однако, получается, старые связи не рвутся?

- А я и в 2004 году говорила, что работаю в Кабмине из-за того, что Тигипко был руководителем штаба Януковича, - начала свой разговор с «Обкомом» г-жа Кужель. - И что тогда, на выборах Президента, я боролась за премьер-министра Тигипко. И после выборов Тигипко предлагал мне возглавить «Трудовую Украину».

 
- Вместо Коновалюка?
- Да.
 

- И почему же вы отказались?

- Я просто реально оценивала свои финансовые возможности. Я не могу содержать партию – я же бизнесом не занимаюсь. Поэтому я не могла взять ответственность, лишь бы только принять на себя корону. А партию надо содержать.

Кстати, я приложила очень много сил для того, чтобы Сергей вернулся в политику. Это длилось не один год. Потому что у него после 2004 года была такое отвращение от того, что…ну, вы видели…Но просто вы знаете одну вершину айсберга, а мы – немножко другую.

 

- Вот и рассказали бы нашим читателям об этой «другой вершине»…

- Нет, я старые вещи не хочу обсуждать. Самое главное – это то, что Сергей доказал самому себе: он хороший менеджер, сделал очень удачный банковский проект. С ним как менеджером действительно очень комфортно работать. Он не рассусоливает, очень четкий, никогда не опаздывает, очень ясно ставит задачи. И еще он очень жестко все проверяет.

Скажу откровенно: я очень обрадовалась, когда узнала, что Сергей идет вице-премьером. Потому что я понимала: та команда, которая здесь формируется, - она может очень серьезно помочь Тимошенко.

 

- Но вице-премьером он так и не стал. Почему?

- Потому что нет нормального большинства в Верховной Раде. А вовсе не потому, что он не захотел или не захотела Юлия Владимировна.

 

- Когда г-н Тигипко предложил вам войти в его команду?

- Мы не разговаривали, я прочитала об этом в прессе. Я и к Юлии Владимировне, когда прочитала, что он выдвинулся в Президенты, зашла сама.

 

- И как она отреагировала?

- Очень спокойно. Я говорю: «Юлия Владимировна, вы же знаете, что я в своей жизни никого не предавала?». Она говорит: «Знаю, Александра». Я говорю: «Вы же знаете, что я человек, который постоянно работал с Сергеем Тигипко?». Она говорит: «Знаю».

Но Сергей прекрасно понимает, что сегодня я не брошу нынешнюю работу, какую бы должность – хотя бы даже и руководителя штаба – мне не предложили. Я пришла в правительство Тимошенко, чтобы помочь людям, правда? Поэтому не смогу выйти к людям и сказать, что их бросаю и хочу заниматься выборами. И Сергей это абсолютно правильно понимает. И Юлия Владимировна точно так же это поняла и приняла то, что я все равно буду работать на людей. Во-первых, мы с нею ни разу не говорили, что она меня куда-то приглашает. Она знала, что меня исключили из Партии регионов, но и до этого не задавала никаких вопросов по этому поводу. На эту тему разговоров между нами никогда не было. Она поставила передо мной задачу: помочь ей навести порядок в вопросах регуляции.

 

- С Тимошенко вам работать комфортно?

- Я ведь раньше с ней не работала как с первым руководителем. А сейчас могу сказать: мне с ней работать так же комфортно, как и с Сергеем. Нет рассусоливания, очень четкие задачи. Мы даже когда с ней встречаемся, у нас нет длиных разговоров ни о чем. Я четко задаю вопрос, она мне сразу отвечает. Поставили задачи – и я ушла. Мне не надо бегать и что-то согласовывать.

Так что политических вопросов Юлия Владимировна и Сергей Леонидович мне не задавали. Но и тот, и другой знают, что я, как сумасшедшая, буду работать с утра до ночи – и вовсе не для того, чтобы меня взяли в список.

Мне была приятна вчерашняя оценка Тигипко. И, если честно, я хотела бы, чтобы Тигипко был премьером. Потому что я уверена: если бы Юлия Владимировна стала Президентом, она бы только его и выдвинула премьером.

 

- Но какие-то функции, возможно консультативные, вы для команды Тигипко будете выполнять?

- У меня ничего не будет сейчас. Пока я работаю на госслужбе, у меня больше не будет ничего.

 

- То есть Юлии Владимировне нет смысла ревновать вас относительно того, что часть ваших наработок может перейти в арсенал штабистов Тигипко?

- Вы знаете, я вот смотрю иногда: она принимает решения, которые – и она это четко понимает – уменьшат ей рейтинг. Но у нее такая ситуация – врагу не пожелаешь, из серии «казнить нельзя помиловать». По многим решениям, которые она принимает, на одной чаше весов стоит финансовая жизнеспособность государства, а на других – рейтинг. И она всегда остается на позициях целесообразности. Кстати, это у них с Тигипко – общее. Я бы его в жизнь не уговорила провести какое-то популистское решение. Вот и она – даже по моим документам – не просит: «Саша, сделай то-то», она говорит, как конкретно уменьшить коррупцию.

Поэтому, что касается ревности, этот вопрос может разве что начать педалировать окружение. Потому что для нее важен результат. Вчерашние слова, которые она сказала на Кабмине, поверьте, для меня очень дороги.

 
- Что за слова?

- Она сказала, что «вот этим двум женщинам я очень доверяю». И я постараюсь ее в этом доверии не подвести. Не зря ведь когда-то один политолог сказал хорошие слова: «Грамотные, порядочные люди очень ценятся в каждой команде».

 

- Скажите, у кого, по-вашему, будет отнимать голоса г-н Тигипко?

- Хотите честно? Вот, я понимаю, для чего идет в президенты Богословская и какие перед ней стоят задачи. Но у нас в Украине люди настолько политизированы, что у кого-то что-либо отнять невозможно. Они больше голосуют сердцем. И уж если им нравится какой-то кандидат, - тогда никто никакие голоса не отберет. Поэтому я думаю, что каждый из этих политиков соберет свою нишу. А вот кто выйдет во второй тур – вот там уже будет перераспределение.

 

- Но ведь и в первом туре это – объективная реальность. К примеру, насколько я знаю, Юлия Владимировна рассчитывает, что Тигипко будет отбирать голоса у Яценюка…

- Нет, я вам хочу сказать, что на эту тему даже вообще не говорили. И с Сергеем Леонидовичем у нее нет никаких встреч. И то, что пишут, что, мол, Тигипко – «технический кандидат», - это неправда. Она его ценит как специалиста, и всеми этими расчетами занимаются, скорее, политтехнологи. У нее же каждый день расписан с утра до ночи, поверьте. Мне около 12 ночи могут спокойно позвонить премьер, вице-премьер – понимая, что ты еще сидишь на работе.

Я даже ей говорю: «Юлия Владимировна, ну зачем вы взваливаете на себя рекапитализацию банков, в которых разворовали деньги?». Она говорит: «А как я могу бросить людей?». Я говорю: «Эти деньги можно было бы потом туда-то направить – и они принесли бы вам больший эффект». Она говорит: «А сегодня что делать?».

Или по этой же пенсионной теме. Я говорю: «Вы же понимаете, что вы себе этим рейтинг убьете?». Она говорит: «Саш, понимаю. Но я не могу подставить страну».

То есть это не высокие слова, она действительно это понимает!

 

- Вернемся к г-ну Тигипко. Вам известно, кто финансирует его кампанию?

- Я сразу вам говорю: сам. Я знаю точно.
 

- То есть каких-то дополнительных спонсоров нет?

- Нет, он продал несколько активов, это была его принципиальная позиция. Мы об этом с ним говорили, как только он заявил о том, что собирается выдвигаться. Я знаю, что сейчас к нему обращаются несколько крупных финансовых групп. Но он уже прошел эту школу и во второй раз в эту воду не вступит.

 

- Месяц тому назад вас официально исключили из Партии регионов. Неофициальные контакты с кем-либо из бывших однопартийцев поддерживаете?

- Я дружу со всеми. Когда исключали, мне позвонили. И потом мне сказали очень многие, что Виктор Федорович очень тепло обо мне отозвался. Сказал, что, мол, она – действительно профессионал, на своем месте, но у нас должен быть общий подход ко всем.

 

- А с самим Виктором Федоровичем вы после этого не беседовали? Он, кстати, мог бы и сам позвонить…

- Вы знаете, после появления там Левочкина вот этого «мог бы позвонить», я думаю, не существует. Но и мне такие люди, как Левочкин, неинтересны. Вот почему мне интересно работать с Тимошенко, с Тигипко? Это люди другого поколения, они совсем по-другому мыслят. И если я обращаюсь к Тимошенко и говорю, что надо срочно увидеться, она знает, что я не попрошу у нее кусочек свечного заводика или земельки. Я захожу к ней с какими-то вопросами, которые сегодня нужны для людей. Вот это мне нравится. А вот позиция таких, как Левочкин – она мне неинтересна. Потому что это люди, которые только умеют строить козни, схемы.

 

- Ну, Левочкин – это, скажем так, недоброжелатель из серии «Ничего личного, just business». А настоящие, смертельные враги в этой стране у вас есть?

- Ой, к моему счастью, есть.
 

- Имена назвать можете?

- Да ну зачем?
 
- Ну, интересно же.

- Да я их никогда в жизни называть не буду. И если встречусь с ними, то обязательно еще и чмокнусь. Потому что врагов своих нужно любить. Даже еще больше, чем приятелей. Потому что приятели (я не имею в виду друзей) у тебя – это когда ты при должности.

 

- Вот вы станете со своими врагами чмокаться, а они вам – нож под сердце. Хотя, с другой стороны, экс-министр Винский премьеру Тимошенко писал на вас служебные жалобы – и где теперь Винский?

- Правда! Два раза писал! Ну, так мне в свое время и Кучма говорил: «Жалуются, Шура, жалуются, не переживай. Но я ж тебе не звоню?».

 

- С Кучмой сейчас общаетесь?

- С Кучмой? Когда его вижу – всегда. Я к нему достаточно тепло отношусь, потому что ни одного плохого слова о нем сказать не могу. Вот сейчас система вертикали власти очень изменилась не в лучшую сторону. Если раньше у меня была какая-то проблема в регионе, я звонила губернатору, и он мог подключиться и помочь. Если там распоясались пожарные или менты – мы сразу вместе с ним наводили порядок. Сегодня, извините, ко мне губернаторы приезжают, возят предпринимателей и просят защитить, там, от мэров, еще от какого-то. И такого местного самоуправления, как сейчас, я не хочу.

Для меня это сегодня – самая большая проблема. Местные советы должны служить территориальной громаде. Нам с вами служит громада Киева? Я вот Бассу (первый заместитель киевского мэра Черновецкого – «Обком») объявила войну. Я больше говорить не могу и выхожу на войну. Я буду подключать прокуратуру, Президента…

 

- А чем вам так Басс насолил?

- А потому, что сколько можно игнорировать решение Киеврады, громады – и заниматься созданием коммунальных предприятий, которые только и делают, что собирают деньги? Извините, когда мне говорят «вот, у меня сидят ваши «лоточники» - это как понимать? Это же пренебрежение к людям, которые работают в МАФах (малые архитектурные формы – «Обком»). Вот это я не приму никогда. Я могу договариваться, искать паритет, но когда человек игнорирует все правила работы, когда видит только деньги – я так не могу работать.

 

- А вы с ним беседовали на эту тему?

- И не раз.
 

- И что? Слушает, но ничего не делает?

- Да он по-другому все чувствует, у него такая ментальность, понимаете?

 

- Да у них, похоже, у всех в мэрии такая ментальность…

- И что, вы такое хотели самоуправление? Я не хотела!
 

- Кстати, что вы думаете об исчезновении с экранов телевизоров г-на Черновецкого? Сидит себе тихонечко, на публику носа не кажет. С чем это, по-вашему, связано?

- (Смеется) Я думаю, что, вот, мы с вами много говорили о Тигипко с Тимошенко. А я думаю, что из табакерки может вылезти наш друг, как это уже было в Киеве. У которого 350 тысяч человек паствы этой церковной. И неожиданно опять бабушки с удовольствием за гречку с маслом проголосуют…

 

- Ну, вы же читаете прессу? А она пишет, что у Леонида Михайловича заключен негласный пакт о ненападении и сотрудничестве с Партией регионов. Те не трогают его на посту мэра, а сам Черновецкий не идет в президенты сам и помогает идти г-ну Януковичу…

- Если вы услышите, что Черновецкий заключил с кем-то договор, знайте: это – новый анекдот! Потому что Черновецкий никогда не может выполнить ни одного договора, он делает только то, что считает выгодным для себя одного. Поэтому я никогда не поверю ни в одну договоренность с г-ном Черновецким…

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Имя:
Комментарий:
Решите пример:  

Росиия ищет повод принять крайние меры против Украины
Чрезвычайная ситуация на складе ядохимикатов ликвидирована
Ребенок погиб под слоем песка
Ющенко официально вынес свою Конституцию на референдум
Тимошенко продемонстрировала единство с нацистами
Помогите Настеньке, ребенку с синдромом Казабаха-Меррита
Кабмин обещает разобраться с угольными долгами
Школьники, избившие учителя пения, получили по 2 года
Адвокат Пукача отказался возбуждать дело о своем избиении
Америка заражает мир ожирением и раком
Асадчев решил не идти в президенты
Пиво вызывает рак
На Запорожчине горит склад ядохимикатов
Мэра поймали на краже женского белья
Украинские солдаты не участвовали в войне на Кавказе
На Киевщине полтора десятка китайцев держали за рабов
В Херсоне снесли греко-католический храм
Россиянин пытался уплыть с родины на плоту из бутылок
Правительство обещает шахтерам еще 100 млн
Нацбанк еще больше понизил гривню


При любом использовании материалов и новостей сайта гиперссылка на Обозреватель обязательна. Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов и новостей не несет.
© 2009 Интернет-холдинг «ОБОЗ.ua». Все права защищены.