Ренат Кузьмин -


Ренат Кузьмин

 
В ГПУ и МВД действовала преступная группа, занимавшаяся фальсификацией уголовного дела Бориса Колесникова. Целью этой группы, а также их покровителей было получение «выкупа» от Рината Ахметова, – утверждает заместитель Генерального прокурора Украины Ренат Кузьмин. В эксклюзивном интервью «Левому берегу» он также рассказал о том, как продвигается рассле дование по делу об отравлении Виктора Ющенко и кого потянет за собой судья Зварич.
 
ГПУ зависима от политиков
Последние контакты со СМИ обернулись для вас проблемами в ведомстве. Верно ли, что после интервью «Комсомолке» Генпрокурор упрекал вас в разглашении подробностей дела об отравлении и просил уволиться «по собственному желанию»?
Неверно. Относительно моего интервью «Комсомолке» звучали разные мнения – от крайне негативных до абсолютно позитивных. Многие считали: я не должен был озвучивать то, что озвучил.
 
Генпрокурор высказывался резко отрицательно?
Увольняться он меня не просил.
 
Не секрет, что Александр Медведько не горит желанием дорабатывать срок – год с небольшим – до конца. Даже прямо говорил об этом Ющенко…
Да? О том, что он у президента в отставку просился, мне неизвестно.
 
Судебное решение в пользу Пискуна обезопасило Александра Ивановича от любых попыток незаконного снятия. В том числе попыток Банковой.
Решение суда по Пискуну весьма неоднозначно. С одной стороны, указ президента об увольнении Святослава Михайловича признан незаконным. С другой – в восстановлении ему отказали: пятилетний срок его полномочий истек.
 
Он апеллирует к тому, что полностью его не отработал.
Неважно, отработал или нет, прошла пятилетка – полномочия кончились. На то есть соответству ющее решение КСУ. Хотя вопросы, конечно, остаются. По логике, если указ об увольнении Пискуну на отменен, значит, автоматически действует указ о его назначении. Ведь так? Вместе с тем указ о назначении Медведько тоже действует. Что получается?
 
Два генеральных прокурора.
Именно. Как выходить из ситуации? Простейший вариант – направление в ВР материалов об увольнении Святослава Михайловича в связи с окончанием срока полномочий. Возможно, есть какие-то другие варианты, я не думал об этом, но выход однозначно надо искать.
…Добавило ли это решение спокойствия и уверенности действующему Генеральному прокурору? Со мневаюсь. Обстановка в ГПУ явно неоднозначная: с одной стороны – несомненна легитимность Медведько; с другой – Пискун вроде как тоже может требовать сатисфакции. Верховная Рада давала в свое время согласие на назначение и Александра Ивановича, и Святослава Михайловича, на увольнение – нет.
Конечно, можно делать вид, будто ничего не происходит…
 
Как думаете, Медведько останется в кресле главы ГПУ, Пискун вернется или туда сядет кто-то третий? Какова перспектива?
Сложно сказать. Сценарии могут быть самые разные: и вами перечисленные, и любые другие. Все зависит от воли и договоренностей ключевых политических игроков, в том числе – президента.
 
ГПУ зависима от политиков?
Абсолютно верно.
 
Как скажутся на ведомстве перестановки на Банковой?
Меняются люди, соответственно – подходы, но не система. Система остается прежняя. Генпрокурор зависим прежде всего от настроений парламентского большинства. Собралось 226 депутатов, проголосовали – нет в стране Генерального прокурора. Другой вопрос – какую новую кандидатуру предложит президент. Вот я и говорю: Генпрокурор на сегодня не является фигурой, абсолютно свободной от влияния политических сил.
 
Суд запретил ГПУ собирать доказательства незаконных действий спецслужб
Считается, что все злодеяния (в том числе – прослушка) Тиберия Дурдинца, за которым вы сейчас охотитесь, были инициативой не его, а Балоги. Раз оба они более не во власти – проблемы исчезли?
Просьбы прослушать чей-то телефон могут поступать от кого угодно. Допустим, муж желает проверить жену на предмет супружеской неверности. Как ему поступить? Дать
взятку чекисту, тот включит номер его супруги в перечень прослушиваемых и потом просто станет докладывать мужу о результатах.
 
Сколько стоит подобная услуга?
Не знаю. Слухи разные ходят. Кто-то говорит о нескольких тысячах долларов, кто-то называет суммы побольше. Насколько я понимаю, все зависит от конкретной ситуации: вас, допустим, прослушать – одни деньги, меня – другие.
 
Спрошу иначе. Как вы думаете, был ли интерес лично Виктора Балоги в том, чтобы знакомиться с распечатками ваших бесед?
Я в этом деле – потерпевший, поэтому судить могу лишь субъективно. Прослушка, как мне представляется, не была связана с тем, что моя фамилия – Кузьмин, что я – заместитель Генерального прокурора. Думаю, преступников интересовало, чем я на этой работе занимаюсь, с кем встречаюсь, какие дела расследую и т. д. Так мне кажется.
 
Ранее вы намекали: слушают не только вас – многих других видных политиков и бизнесменов. Конкретизируйте фамилии.
Конкретизация фамилий – предмет расследования. Скажу так: дело, где я потерпевший – только начало. Все большие дела начинаются с маленьких эпизодов. Если следствие, которое ведет Главное управление военных прокуратур, пойдет по верному пути, думаю, нам откроются многие интересные подробности. Выяснится, что не я один – многие другие влиятельные лица, просто известные люди попали в сети незаконной прослушки.
Но это, повторюсь, мое субъективное мнение как потерпевшего от незаконных действий работников СБУ.
 
Среди потенциальных потерпевших – члены правительства Тимошенко, да? По инсайдерской информации из самого БЮТ, конкретно их прослушивают лица, близкие, как ни странно, к Кожемякину. И будто бы у органов есть тому предметные доказательства.
Если кто-то кого-то незаконно прослушивает, то этот кто-то должен сидеть в тюрьме!
 
Говорят, Дурдинец прячется в Венгрии.
Мы не знаем, где он находится, знали бы – он бы сразу переехал в изолятор временного содержания.
 
Как продвигается разбирательство по прослушке? По- прежнему затягивается?
Да, затягивается. Надеюсь, это временные сложности. Правду скрыть невозможно. Думаю, что следствие все-таки расставит все по своим местам. Расследуя дело, оно должно отрабатывать все возможные версии. Включая версию о существовании в стране организованной преступной группировки из числа работников СБУ, судей и просто бандитов, которые, объединив усилия, занимаются всякими нехорошими делами, среди которых – прослушка, используя для этого оперативно-технические возможности СБУ.
Чтобы эту версию отработать, надо разобраться, зачем председатель Киевского апелляционного суда г-н Чернушенко, осознавая незаконность изменения подсудности дела о моей прослушке, тем нее менее, изменил ее. В результате, жалобу эсбэушника на незаконность возбуждения уголовного дела по факту прослушки передали в Святошинский суд. Решение знаете? Отменить постановление о возбуждении уголовного дела, предлог – некорректное оформление каких-то документов. Представляете?! Суд запретил ГПУ собирать доказательства незаконных действий спецслужбы!!!
Получается, одни незаконно прослушивали, другие незаконно выдали на это санкцию, третьи незаконно подсудность изменили, четвертые – все так же незаконно – отменили постановление о возбуждении дела… Чтобы расставить точки над «і», я внес в ВСЮ представление о снятии г-на Чернушенко с должности судьи, а президенту – представление об увольнении его из ВСЮ. Это же ждет и судью Святошинского суда.
 
Доклады Президенту составляют на основе фальсифицированных докладных записок
Давайте все-таки по Балоге и Пукшину конкретизируем. Считается, что давление Банковой на органы осуществлялось их руками. Логично, что с их уходом из СП ситуация оптимизируется. Тем более, не факт, что президент знал об их происках.
Пукшин был не просто заместителем главы СП, а еще и постпредом президента в СБУ. Следовательно, нельзя утверждать, что он не был в курсе происходящих в Службе беспорядков. Назначение ключевых чиновников СБУ, в том числе – Дурдинца и ему подобных, проходит через Секретариат. Как думаете, могло ли назначение Дурдинца – земляка Балоги, состояться именно в период пребывания на Банковой Виктора Ивановича абсолютно случайно? Знал ли о беспорядках президент? Хочется верить, что не знал. По крайней мере, ни один из перечисленных вами персонажей, я уверен, ему о них не докладывал. Их доклады могли составляться на основе сфальсифицированных аналитических записок. Записок, в которых человека представляли в самом неприглядном свете – как сотрудника восьми - десяти разведок одновременно, получающего «зарплату» во всех политсилах сразу. «Писателей» таких заказных компрматериалов у нас сегодня предостаточно. Я и о себе читал: пять страниц текста – полный бред. Если бы потребовалось написать, что я младенцев ем лунной ночью – написали бы.
На подобные записки у несведущего человека реакция может быть только одна – указание разобраться, установить истину. А как эту истину можно фальсифицировать – мне-то уж точно известно. Президент находится в информационном вакууме, и некоторые люди этим пользуются – вводят его в заблуждение в своих личных, порой преступных целях.
 
Но вы-то этот вакуум пытались разрушить! По нашей информации, около месяца назад вы лично докладывали президенту: Балога и Пукшин посредством силовиков, через головы их непосредственного начальства собирают компромат на Андрея Ющенко и скандально известного Игоря Гончара – дедушку президентской внучки Ярыны-Доминики.
Дел, связанных с близкими родственниками президента, у меня в производстве нет. А согласно закону, собирать информацию можно только в рамках следственных либо оперативных действий по делу. Так что мне об этом ничего не известно.
 
Признаться, я и не рассчитывала на официальное подтверждение. Факт, впрочем, не перестает быть фактом. С Пукшиным вы это обсуждали?
О членах семьи президента мы с Игорем Гиляровичем никогда не говорили. Зато говорили об отношениях, сложившихся между Банковой, ГПУ и СБУ, – о «беспределе» на Владимирской. Я, в частности, высказывал свое мнение о компашке, там собравшейся. Разговор получился довольно эмоциональным, Пукшин, как показалось, услышал от меня много нового. Во всяком случае, утверждал: сам к беспорядкам отношения не имеет.
 
В конце беседы о родственниках гарант, насколько мне известно, спросил вас еще и об «Интере». Мол, не означает ли активизация прокуратуры в этом деле ее приверженности интересам Тимошенко?
«Интером», как и многими другими резонансными делами, я не занимаюсь – распоряжением Генпрокурора их у меня забрали.
 
Тем не менее, скандальные материалы, прежде всего – доверенность Плужникова, считающаяся сейчас подделанной, фигурировали в деле изначально – они наверняка были вам известны.
Действительно, экспертизы подписи Плужникова проводились по требованию ГПУ и МВД. Эксперты (их было несколько), исследовавшие доверенность, подписанную якобы Плужниковым, пришли к однозначному выводу: подписывал ее не Плужников. Всего доверенностей было три: одна – у нотариуса, вторая использовалась при оформлении сделок, третья находилась на «Интере». Третью мы и исследовали – речь о ней.
В данной связи появились основания усомниться в законности не только продажи телеканала, но и многих других сделок, проводившихся в тот период от имени Плужникова.
 
Какова дальнейшая участь «Интера» в случае обоснования неправомерности его отчуждения? Его вернут вдове бизнесмена?
Возможно. Один из вариантов – возвращение собственности наследникам. Чтобы конкретизировать, требуется выяснить абсолютно все обстоятельства дела, в том числе – истинную причину смерти Плужникова.
 
Она вызывает-таки сомнения? Все же знают: он пил.
Если вскрылись новые обстоятельства относительно подписей, сомнению теперь нужно подвергать все. Вполне возможно, что к теме его смерти тоже следует вернуться.
Если бы дело находилось у меня – мог бы сказать точнее, а так – это лишь мои предположения. Хотя, очевидно, что тема требует детального изучения. Не исключено, впрочем, что особых тайн там нет. Мог ли Плужников выполнить эту сомнительную подпись в необычном состоянии – болезненном, например, или в состоянии алкогольного опьянения? Теоретически мог. Значит, нужно изучить другие тексты, собственноручно написанные им в тот период жизни, образцы других подписей и т. д. То есть – активно работать в рамках следственных действий.
 
Давайте все 47 миллионов по делу об отравлении допросим!
Как думаете, почему президент лично приказал Медведько изъять у вас дело об отравлении?
Не знаю. От руководства поступило указание – я его послушно выполнил. (Улыбается.)
 
В ВР активно работает профильная комиссия, причем – с расширенными полномочиями. Это, на ваш взгляд, поможет установить истину?
Надеюсь. Мне сложно судить – к расследованию я сегодня непричастен.
 
В беседе с членами комиссии Владимир Сацюк, к которому те специально в Москву ездили, впервые публично признал многие факты, ранее курсировавшие лишь в кулуарах. Факты давние – занимаясь отравлением прежде, не знать о них вы не могли. Первый – фальсификация даты первого допроса Ющенко, зафиксированной как март 2005-го, хотя сам допрос проводился в июле. Второй – фальсификация анализов гаранта, которые на самом деле ему не принадлежат.
Прошло два года, и я не знаю, как продвигается расследование сегодня: какие версии отрабатываются, какие уже отпали. Кстати, из-за шумихи вокруг моего разговора с «КП» у меня состоялась беседа с одним из замов генпрокурора. Я ему пояснил: все сказанное относилось к периоду двухлетней давности – до момента изъятия дела из моего ведения. Что по делу происходит сегодня, я не знаю.
 
Согласны ли вы с оценкой Пискуна, мол, отравление расследуют «на красивые отчеты и на корзину»?
Скорее согласен, чем нет. Сегодня часто звучит информация о количестве допрошенных по делу: от футболистов до журналистов. Есть ли толк от того, что допрошено почти 2 тысячи человек? Если есть – хорошо, но что-то я в этом сомневаюсь. Население страны – 47 миллионов. Так давайте все 47 допросим! С другой стороны, нынешние члены следственной группы – Климович, Донской, прочие, у руководства ГПУ на хорошем счету, и им, наверное, виднее, как расследовать, кого допрашивать. Но есть одна опасность. Под видом расследования такого резонансного преступления могут происходить вещи, не имеющие ничего общего с целью расследования.
 
Например?
Ну, вот прослушивали же меня эсбэушники целый год под видом борьбы со шпионажем! Целое дело по мне вели. Наружка, прослушка, все, что полагается в таких случаях... Повторюсь, год незаконно вторгались в мою личную жизнь.
 
И что, под видом расследования дела об отравлении президента так же незаконно можно прослушивать, например, премьер-министра Тимошенко?
Вполне! И не только Тимошенко. Любого гражданина Украины. Можно выдвинуть любую, самую, казалась бы, нелепую версию. И под эту версию слушать любого. Даже вас. А уж политиков, принимавших активное участие в жизни страны, так тем более! Но, знаете, уже более двух лет я к этому делу не имею никакого отношения. Могу только пожелать коллегам успеха в его раскрытии.
 
Однако еще два года назад вы понимали: в деле что-то не так, постоянно возникают помехи. Чем это «не так», лично для себя, объясняли?
У меня была возможность заменить состав следственно-оперативной группы, выработать новый план расследования, установить жесткие требования к проведению следственно-оперативных мероприятий, обозначить сроки отчетов о проделанном, также – меру ответственности за невыполнение указаний. Конечно, когда мы попытались заработать по-новому, были и недовольные – кое- кто возмущался. Но как только все стало относительно налаживаться – дело у нас забрали. Не исключаю, что в дальнейшем коллеги реализовали-таки наши планы. Но точно я этого не знаю – могу только предполагать.
 
Как насчет поддельных анализов и даты допроса?
Мне это неизвестно. Отработке подлежит, как мы говорили, каждая, абсолютно каждая версия. Хотя бы для того, чтобы смело сказать потом потерпевшему: и это, Виктор Андреевич, мы тоже проверили. Было условно 148 версий. Проверено в полном объеме 146. Все не подтвердились. Остались две, их и проверяем.
 
Я лично гарантировал Сацюку безопасность в обмен на сведения
В беседе с членами ВСК Сацюк признался: по личному распоряжению Ющенко Балога посредством Безсмертного просил его свидетельствовать против Медведчука. В награду за «перевод стрелок» ему обещали полную реабилитацию на родине.
Сацюк – не второстепенный свидетель по делу, основной, и странно, что за два года он так и не был допрошен. Российское гражданство – не помеха, схему получения показаний всегда можно выработать – через прокуратуру РФ, наше посольство в Москве…
 
Вы ведь звонили ему года два назад – просили свидетельствовать?
Да, имея на тот момент соответствующие полномочия, я гарантировал ему безопасность в обмен на сведения. На основе которых, в свою очередь, мы продолжали бы дальнейшую работу: проводили бы очные ставки, проверяли предоставленную информацию. Сацюк обещал подумать, но в итоге отказался. Не поверил, как мне кажется, в возможности ГПУ действительно обеспечить ему безопасность. Решил: там ему будет спокойнее. Насколько мне известно, его и по сей день ни один следователь так и не допросил.
 
Сацюк сумел уехать благодаря тому, что материалы дела к моменту появления постановления о его задержании оказались закрытыми в сейфе у Шокина. Фактически Шокин – по поручению Порошенко – способствовал внезапному исчезновению Сацюка. Так?
Я слышал эту историю в изложении нескольких человек. Интерпретации были разные, один говорил – дело закрыли в сейфе, другой – Сацюка предупредили по телефону, но суть от этого не менялась – ему фактически помогли скрыться.
…Что касается Шокина, о нем многое можно сказать в контексте «дела Колесникова».
 
Скажите.
Дело Колесникова было сфальсифицировано, причем высокими должностными лицами МВД и ГПУ. Сегодня это уже можно утверждать с точностью.
 
Зачем?
Пусть следствие разбирается. Но одна из версий – со слов бывшего Генпрокурора Пискуна и самого Колесникова – о разговоре с Порошенко…
 
На одном из последних допросов Пискун сознался, что раз к нему пришел Порошенко: «Знаю, как заработать $2 млрд» – «Как?» – «Надо арестовать Борю Колесникова и Игоря Ахметова. За них двоих Ринат все отдаст». Пискун отказался. «Тогда мы берем Шокина». Вы об этом?
Вообще-то это – материалы дела…
 
О неразглашении тайны следствия мне известно. Скажите лучше, это правда?
Насколько я знаю, в материалах дела примерно так все и зафиксировано – по показаниям нескольких человек. Правда или нет – докажет следствие. В любом случае, данные подлежат проверке.
 
Уточним важный момент: говоря Колесникову об акциях телеканалов, предприятий, о местах в списке ПР на 2006-й, Порошенко его предупреждал по-дружески или все-таки угрожал?
Колесников утверждает, что Порошенко угрожал. Впрочем, бывает так, что одни и те же слова разные люди по-разному понимают.
 
Вы о Шокине подробности обещали.
Есть мнение: в ГПУ именно Шокин сыграл ключевую роль в том, что Колесников незаконно отсидел четыре месяца. Во всяком случае, мы точно знаем, что Ахметов мог стать беднее на два миллиарда – только что об этом говорили.
Обстоятельства, изложенные Пискуном, свидетельствуют о том, что в ГПУ и МВД тогда действовала преступная группа, занимавшаяся фальсификацией уголовного дела Колесникова. Более того, дабы подольше задержать его в тюрьме, милиционеры под видом неизвестных звонили – угрожали взорвать дамбу на Киевском море. Помните эту историю? Мы их нашли – всех привлекли к ответственности.
Даже Пенчук признал, что Колесников не совершал против него преступлений. Знаете, кстати, сколько денег у него на счетах обнаружили?
 
Последний раз, перед посадкой?
Да. Почти $4 млн! И этот человек называет себя пострадавшим от Колесникова?!
 
Резюмируя: резонансные дела датированы 2005-м, как думаете, может ли подобное повториться в 2010-м – при новом президенте?
Исключать, к сожалению, ничего нельзя. Если глава облсовета четыре месяца отсидел по сфабрикованному делу, а все виновные до сих пор не наказаны, о чем вообще говорить? Другой пример – дело, по которому объявлен в розыск бывший замминистра здравоохранения Проданчук. Само оно закончено, в суд не направлялось по одной причине – Проданчук не являлся с ним ознакомиться. Раз его вызывали, два – все безрезультатно. Что делать? Задержать – пусть в следственном изоляторе документы читает. Как только издали соответствующее постановление, он – о, чудо! – появился. В больнице, оказывается, лечился! Подобных историй, к сожалению, много. Очень много.
 
Наиболее резонансная – про судью Зварыча.
Зварыч сидит – спасибо журналистам. Если бы не цикл расследований «Интера» – не было бы результата. А результат таков: президент изменил порядок назначения судей, кроме того, ВР дала согласие на арест и привлечение к ответственности нескольких судей – самого Зварича, его коллег из Николаевской, Херсонской и других областей.
 
Как-то вы обмолвились: в деле судьи есть еще несколько громких фамилий.
Одна из них – бывшего зам главы Секретариата Петра Олийныка. Претензии прокуратуры к нему связаны с действиями, квалифицирующимися как попытка влияния на судей. Не исключаю, что в обозримом будущем его процессуальный статус может быть изменен.
 
Правда ли, что взятка представителям Фемиды давалась непосредственно в его губернаторском кабинете?
Скажу так: располагаем записями, на которых Олийнык представлен в очень неприглядном виде. Сегодня мы уже доказали, какие именно противозаконные действия совершались, с какой целью и т. д. Придет время – вещи будут названы своими именами. Ждать недолго.
 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Имя:
Комментарий:
Решите пример:  
Alexandr     20.07.2011     16:33:06


Л И Ч Н О П р е з и д е н т у Украины Януковичу В.Ф. Р у к о в о д и т е л ю А П У Левочкину С.В. П р е д с е д а т е л ю В Р У Литвину В.М. Руководителям Комитетов Верховной Рады О м б у д с м е н у В Р У Карпачевой Н.И. Премьер-министру Украины Азарову Н.Я. М и н и с т р у юстиции Лавриновичу А.В. Министру Внутренних дел Могилеву А.В. Председателю Верховного Суда Онопенко В.В. Генеральному п р о к у р о р у Пшонке В.П. Председателю С Б У Хорошковскому В.И. Н а ч а л ь н и к у У Г О У Калинину И.О. "ГПУ, СБУ, МВД: Силовикам очень нужны новые смерти?" (Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. С сокращениями и изменениями.) V. О покушениях и незаконном нарковоздействии. «Идет охота на волков. Идет охота! На серых хищников – матерых и щенков. Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. Кровь на снегу и пятна красные флажков» (В.Высоцкий). Еще в 2004 г. в процессе расследования уголовного дела на нескольких «оборотней» из спецслужб следствие пыталось выяснить, почему они так маниакально стремились убить Коробкова А.Г. Их ответ был кратким, но зато очень емким и красноречивым: "Он слишком много знал!" Думаю, все же решающим фактором было не то, сколько я знаю, а что могу и сколько мог бы сделать, не выведи они меня из оперативно-розыскного процесса. Итак: 2008-2011 годы. Как подготовку нового покушения на мою жизнь, в т.ч. и чужими руками, необходимо рассматривать факт распространения Службой безопасности Украины и другими силовыми структурами дезинформации о том, что мне якобы известны все «действующие лица» убийства одного известного журналиста, так как я сам чуть ли не являюсь соучастником данного криминального действа. Она распространяется через представителей Высших органов власти и управления, через Управление государственной охраны Украины и через Министерство внутренних дел Украины. Очень похоже, что и через Генеральную прокуратуру Украины. Причем, подается она намеренно искаженно и в таком предвзятом виде, что у читающих эту целевую дезинформацию должностных лиц создается однозначная установка о моей /мифической/ причастности к самому преступлению. Аналогичная криминально ориентированная установка обо мне появляется и у простых граждан, которых силовики опрашивают и допрашивают по данной проблеме. Характер распространяемых сведений свидетельствует об определенно сориентированных целях: - Замаскировать свою собственную противозаконную деятельность, в т.ч. и свою возможную персональную причастность к указанному выше убийству, а также преступную бездеятельность, что является основной причиной отсутствия конечного результата по уголовному делу. - Оправдать в глазах окружения и контролирующих органов незаконное проведение в отношении меня контрразведывательных и других оперативно-розыскных мероприятий, с изначально противоправным использованием материально-финансовых ресурсов, агентурно-оперативных возможностей и оперативно-технических средств. - Спровоцировать заинтересованных лиц на организацию моего убийства как очень нежелательного и даже опасного для них свидетеля. Причем, сделать все это тихо, без пыли и шума, по возможности чужими руками и не выставляя на всеобщее обозрение свои «уши», т.е. причастность к убийству представителей СБУ. - На случай действительного моего убийства (будем надеяться, что у них ничего не получится) заранее подготовить общественное мнение, которое должно быть однозначно не в мою пользу и иметь не только шпионскую, но и уголовно-политическую окраску. - В очередной раз отвлечь силы и средства следствия на расследование еще одной тупиковой версии. - Вполне возможно, что данная акция проводится как раз по инициативе истинных «заказчиков» и организаторов убийства журналиста. А мое имя используется, чтобы в очередной раз перевести стрелки на «негодный объект». И эта версия имеет все законные права на существование и тщательную отработку следствием. Обо всем этом свидетельствует вся наша насквозь криминализированная действительность. Следствие должно обратить внимание на следующие поразительные совпадения в криминальных историях журналиста Г.Гонгадзе и контрразведчика А.Коробкова: -- Активизация «официальной» разработки обоих приходится на первую половину 2000 года. (*1) -- Незаконную разработку инициировали представители высших эшелонов власти и управления, а также спецслужб. Вероятнее всего, это были одни и те же лица. -- В разработке обоих принимали участие одни и те же структуры: СБУ и МВД. -- Обоих разрабатывал 1 отдел УКРП ДКР СБУ как агентов американских спецслужб. -- МВД подключалось к разработке обоих с подачи СБУ. -- На обоих в МВД передавались сфабрикованные материалы не только шпионского, но и криминального характера. -- Криминальные фальшивки распространялись как официальными каналами, так и с использованием оперативных возможностей Главного управления «К» СБУ. -- После этого Служба безопасности Украины успешно «уходила в тень». -- В рамках спецслужбы указания о незаконной разработке обоих потерпевших давали одни и те же должностные лица СБУ. Они же обеспечивали получение псевдозаконных санкций на проведение всего комплекса агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий. Разработку осуществляли одни и те же оперативные сотрудники спецслужбы. -- Конечной целью «оборотней» являлась физическая ликвидация и журналиста и сотрудника СБУ. -- Неоднократные обращения к компетентным органам, в которых оба потерпевших подчеркивали о существовании реальной опасности совершения против них уголовных преступлений, включая и покушения на жизнь с целью убийства, оставались и до сих пор остаются без внимания и соответствующей реакции. ГПУ, СБУ и МВД их просто игнорируют до сих пор. -- Покушения таки состоялись. Журналист Гонгадзе был убит. А Коробкову же удалось выжить исключительно благодаря его собственному противодействию, личностным и профессиональным качествам, а также большому контрразведывательному опыту. -- Оставались без внимания и заявления о том, что за обоими потерпевшими осуществляют незаконную слежку (незаконно проводят весь комплекс агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий) именно представители спецслужб, правоохранительных органов и других силовых структур. -- Расследование уголовных преступлений, совершенных против обоих потерпевших, до сих пор блокируется одними и теми же структурами и лицами. Если провести сравнительный анализ соответствующих оперативных материалов и процессуальных документов на обоих пострадавших, можно будет найти еще не один десяток не случайных совпадений. Которые, в свою очередь, могли бы внести ясность во многие нашумевшие проблемы и криминальные вопросы. Таким образом, имею право считать, и для этого имеются очень и очень серьезные основания (см. выше!), что по состоянию и на сегодняшний день угроза совершения очередного покушения на мою жизнь продолжает существовать. Причем, с очень высоким, если не сказать огромным коэффициентом вероятности. Вот только Генеральная прокуратура, почему-то, даже в покушениях на жизнь категорически не желает видеть состава преступления! Почему? * * * Сноска: * 1) Как уже отмечалось ранее, в начале 2000 г. именно Коробкову А.Г. удалось выявить устойчивый канал утечки информации из Администрации Президента Украины, из Верховной Рады Украины, из других государственных учреждений и ведомств, в т.ч. военных и оборонных. За что он и поплатился своей головой. "14" июля 2011 г. А.Г.Коробков Несколько «гиен-кукловодов» и разветвленная сеть их «шакалов-шестерок» вот уже два десятилетия крутят-вертят спецслужбами, правоохранительными органами да и высшим руководством страны как домашним /настольным/ театром марионеток! И выйти на часть из них можно, если проследить всю цепочку снизу вверх от конкретных оперативно-розыскных дел на Гонгадзе и Коробкова, которые велись в силовых структурах, до конкретных должностных лиц, которые инициировали их заведение. От них ниточка ведет прямо к «заказчикам» преступлений. Почему молчит ГПУ? Почему отсутствует должная адекватная реакция со стороны Генеральной прокуратуры Украины? Действительно, почему??? Не потому ли, что за все этим стоит очень опасная, дееспособная и широко разветвленная организованная преступная группировка, в состав которой входят и некоторые представители Генеральной прокуратуры?
Alezandr     20.07.2011     16:39:40


"Так кто «слушает» Президента Украины?" (Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. С изменениями и сокращениями.) III. О других важных мотивах и причинах моего преследования и о судьбоносном событии. «Так в жизни есть мгновения, Их трудно передать (Ф.Тютчев). Но я, все же, постараюсь это сделать в такой доступной форме, чтобы изложенное было понятно не только профессиональным контрразведчикам и юристам, но и людям далеким от оперативно-розыскной деятельности и юриспруденции. Кроме целого комплекса причин моей многолетней травли в СБУ, описанных выше, существовали и другие, не мене, а может быть и более значительные. В частности, в 2000 году произошло событие, которое имело для меня самое, что ни на есть, судьбоносное значение и наиболее трагические последствия. В начале этого года в ходе проведения текущих оперативно-розыскных мероприятий мною была получена «сырая» (первичная) контрразведывательная информация, анализ которой позволял предположить возможную причастность некой иностранной структуры к спецслужбам. После получения дополнительных данных, содержащих признаки проведения ею разведывательной деятельности на территории Украины, т.е. подтверждавших мои подозрения, в конце зимы -- начале весны была инициирована официальная проверка. В результате проделанной лично мною работы был выявлен устойчивый канал утечки информации общегосударственного значения из высшего эшелона государственной власти и управления. Это, в первую очередь, касалось аппарата Президента Украины и украинского парламента, а также других державных институций, учреждений и ведомств, в т.ч. военных/оборонных. Были установлены конкретные формы и методы добывания под прикрытием одной из иностранных коммерческих структур информации об Украине стратегического характера, а также технические средства, с помощью которых осуществлялись эти незаконные действия. Материалы первичной проверки подтверждали ранее полученные сведения и свидетельствовали о том, что некая зарубежная спецслужба вот уже несколько лет подряд проводит на территории Украины грандиозную разведывательную операцию. Фактически это – симбиоз радиотехнической и радиоэлектронной разведки с агентурно-оперативным обеспечением в стране пребывания, т.е. в Украине. С использованием новейших достижений науки и техники в военной/специальной сфере, удачно «имплантированных в продукцию народного хозяйства». В соответствии с действующим законодательством по данному факту должно было быть заведено оперативно-розыскное (объектовое) дело, а затем и уголовное. Параллельно должен был быть проведен целый комплекс официальных и оперативных мероприятий, направленных на блокирование утечки информации, на пресечение разведывательной деятельности, а также на ликвидацию и локализацию всех ее негативных последствий. Но, увы, я в очередной раз перешел дорогу высокопоставленным проходимцам. Мне было приказано проверку прекратить, а материалы проверки уничтожить! В рамках Департамента контрразведки СБУ данный приказ исходил от генерала _____________, а в рамках УКРП ДКР – от полковника _____________. Передавался же он через полковника ____________ и подполковника ___________. Сам же ___________, вероятно, получал соответствующие указания свыше или извне. Необходимо подчеркнуть, что приказ отдавался исключительно в устной форме. Зафиксировать его на бумаге указанные лица не рискнули, испугались возможных негативных последствий в будущем, особенно после моего отказа. А это уже является доказательством их противоправных действий. Я категорически отказался выполнить не просто нелогичный, а явно незаконный, заведомо преступный приказ. За что и поплатился. В очередной раз и основательно. «Избрал немилость там, где повиновение не могло принести ему чести». Именно так на бумаге В.Пикуль отобразил аналогичную ситуацию, произошедшую с одним из его персонажей. Но! «Лучше быть расстрелянным за верность, чем повешенным за предательство!» Это, конечно же, не мои слова, но мое жизненное кредо. Проходимцы встали перед выбором. С одной стороны, они боялись не выполнить незаконный приказ своих еще более высокопоставленных хозяев, потому что это было чревато потерей должностей и работы. С другой стороны, необходимо было найти наиболее безопасный для них выход из положения. И они его нашли. Материалы у меня забрали и передали абсолютно безнравственной особе, беспринципному сотруднику, типичному хамелеону, патологическому лжецу и трусу, оперработнику с очень низким профессиональным уровнем _____________. Работа по факту выявленного шпионажа была заблокирована окончательно. Чтобы обезопасить себя от возможных негативных последствий в будущем, проходимцы использовали формулировку о том, что в настоящее время якобы невозможно проведение оперативно-розыскных мероприятий?! Ни много, ни мало. И данная формулировка была зафиксирована на бумаге рукой все того же профессионального карьериста ___________. Позже в моем присутствии и _____________ тоже получил устное указание от __________ уничтожить материалы. Но, по причине своей очень низкой дисциплинированности и профессиональной неисполнительности, поразительной безалаберности и не без помощи третьих лиц забыл это сделать. Хотя шпионить за мной и исправно докладывать проходимцам интересующую их информацию обо мне (в т.ч. и в очень искаженном виде), он не забывал. И делал это исправно. Проходимцы завербовали его на компромате и использовали в качестве тайного соглядатая за мной, а также лица, которое, не кривясь, со спокойной совестью напишет обо мне все, что ему прикажут. Примечательно то, что примерно до 2009-2010 гг. он работал не где-нибудь, а в кадровом управлении – в Управлении по работе с личным составом СБУ (УРЛС СБУ)! Определенный интерес представляет следующий факт. Работу ______________ в моем оперативном подразделении спротежировал кадровик УРЛС СБУ, который примерно в 2000-2001 гг. перешел на работу в Управление государственной охраны Украины (УГОУ). После моего ухода из СБУ тот же кадровик, теперь уже из совершенно другой структуры, т.е. из УГОУ снова пролоббировал ____________ и его взяли на работу в УРЛС СБУ. А в 2007-2008 годах _____________ являлся одним из основных каналов поставки в УГО Украины недостоверной и негативной информации обо мне. Информации, порочащей мою честь, достоинство и профессиональную репутацию, причем, не только в устной, но и в письменной форме. Эта дезинформация и явилась одной из причин того, что меня не приняли туда на службу (Собственно говоря, я и не напрашивался! Кто из-за этого больше всего потерял, вот вопрос!). Очень похоже на то, что некто целенаправленно продвигал ____________ по службе с целью последующего поступательного внедрения его в кадровый аппарат УГОУ. ____________ зачислили в штат моего подразделения уже после моего снятия с должности. Но, данный факт не помешал мне раскусить этого человека очень быстро. Совсем скоро я был вынужден заявить этому лицедею буквально следующее: «Тебе очень повезло, что тебя взяли на работу к нам уже после моего отстранения. В противном случае ты не проработал бы у меня и трех дней». Необходимо подчеркнуть, что именно указанный кадровик УРЛС СБУ (а впоследствии УГОУ) в начале 2000г. оформлял на меня незаконное аттестационное заключение, которое было принято на основании сфабрикованных материалов, и готовил соответствующий приказ по СБУ. Не многовато ли совпадений, стыковок и пересечений? С учетом изложенного было бы полезным установить, а не имел ли тот же самый кадровик какого-либо отношения к подбору, изучению, проверке и приему на работу в СБУ «мировой звезды телеэкрана» Миколы Мельниченко? Судя по развитию излагаемого «сценария», все может статься! В описываемый выше период ___________ отвечал в УРЛС СБУ как раз за комплектование личного состава ДКР СБУ. Можно себе представить, что за кадры он поставлял в контрразведку! После того, как начался «разбор полетов» по моим заявлениям на имя Президента Украины за 2007 год, обоим кадровикам было настоятельно рекомендовано уволится по собственному желанию (из УГОУ и СБУ, соответственно). Последнее же лишний раз однозначно подтверждает правоту моих слов и заявлений! В чем же причина преступных действий должностных лиц СБУ? Все очень просто: 1. К проведению выше описанной крупномасштабной разведывательной акции одной из иностранных спецслужб были причастны некоторые известные политические деятели, государственные чиновники высшего ранга и отдельные высокопоставленные должностные лица СБУ. Одни – по причине своей неизлечимой глупости, другие – из-за патологической жадности, а третьи – явно действовали по заданию иностранной разведки. Примечательно то, что после неоднократного доклада наработанных материалов проверки руководству Департамента контрразведки и шефам Службы безопасности Украины, в которых содержалось обоснование необходимости заведения ОРД (объектового) и соответствующая просьба санкционировать это законное и логическое продолжение проверки, мною были зафиксированы признаки первой утечки информации из «конторы». Потом были еще. Это подтвердило мой прогноз дальнейшего развития ситуации и ожидаемых последствий: во-первых, мне в очередной раз не дадут нормально работать; во-вторых, начнутся серьезные неприятности в виде травли и преследований! Как всегда, как в воду глядел -- поставленный ранее «диагноз» подтверждался полностью и окончательно… К сожалению, не всю добытую мной оперативно значимую информацию удалось задокументировать. Мне не позволили завершить работу и забрали все имевшиеся на руках наработанные материалы. 2. Моему руководству было прекрасно известно, что я никогда не фабриковал дела самостоятельно, не вел дутых и сфабрикованных другими сотрудниками СБУ оперативно-розыскных дел (ОРД). Наоборот, такие дела, если они попадали мне на рассмотрение, я закрывал. И уж тем более никогда не работал «на заказ». В то же время, за свою богатую оперативную практику я не закрыл ни одного из заведенных мной дел с формулировкой "по не подтверждению", т.е. в связи с отсутствием состава преступления и т.п. Все дела доводились мною до логического завершения. Кроме того, мне всегда удавалось вытаскивать из, казалось бы, глухого тупика дела, заведенные в других подразделениях СБУ, а также практически загубленные, абсолютно безнадежные и процессуально неперспективные ОРД. Причем, действовал я всегда в рамках действующего законодательства. Данный факт представлял серьезную угрозу для безопасности участников указанной разведоперации, в т.ч. и в плане неминуемого привлечения их к уголовной ответственности. 3. Появилась бы возможность внести ясность во многие нашумевшие политические проблемы и, возможно, даже в некоторые нераскрытые резонансные преступления. А это была уже очень серьезная угроза проходимцам, которые в связи с этим не могли допустить реализации мною своих служебных обязанностей. История не приемлет сослагательного наклонения. Но, я уверен, если бы мне удалось довести начатое до логического завершения, скорее всего, не было бы последующих громких убийств, сомнительных самоубийств и грязных политических скандалов! К моему великому сожалению, с учетом принципов конспирации и требований секретного делопроизводства я не могу в своем заявлении дать более точные данные и озвучить название указанной структуры. Кроме того, не хочу предоставить проходимцам из СБУ возможность обвинить меня в разглашении государственной или служебной тайны. Эта шпионско-криминальная история означала только одно – проходимцы в генеральских погонах окончательно поставили крест не только на моей дальнейшей служебной карьере, но и на самой моей жизни. Все их последующие действия свидетельствовали о том, что они однозначно решили меня убить. Здесь необходимо констатировать следующее. По моим данным, указанная разведывательная операция продолжается по настоящее время. Деятельность иностранной спецслужбы не пресечена, а последствия не локализованы. Их можно часто фиксировать в процессе то и дело разгорающихся политических скандалов. Надо отметить, что это был не единственный случай, когда мне запрещали работать по конкретным контрразведывательным проблемам, а материалы передавали другим сотрудникам или в параллельные подразделения, после чего они успешно «умирали» в текущих делах контрразведывательной защиты. Приведу лишь несколько примеров и только начала двухтысячных годов. Так, мне удалось «вычислить» разведчика одной из европейских спецслужб, действовавшего под прикрытием дипломатического паспорта, который при соблюдении строжайшей конспирации и использовании всевозможных шпионских ухищрений регулярно, раз в месяц проводил разведывательные акции по связи со своим агентом на территории киевского региона. После ознакомления с моими наработанными материалами один из заместителей начальника УКРП ДКР СБУ, полковник __________ настойчиво рекомендовал мне, чтобы я не писал больше о необходимости его разработки и организации поиска агента иноразведки, находящегося у разведчика на связи. А в качестве объяснения своей позиции заявил: «А кто, работать-то будет?» Ничего более идиотского (ну, разве что, кроме обвинений в свой адрес) я до того не слышал от руководителей такого ранга! Детский лепет какой-то. Что это, врожденная дурость или целенаправленный саботаж, решать уже не мне… Не была проведена контрразведывательная проверка очень серьезной оперативной информации о причастности одной иностранной фирмы, специализирующейся на предоставлении в Украине охранно-детективных услуг, к проведению разведывательной деятельности. Конечно же, далеко не в интересах нашего государства! Ничем не закончились мои усилия организовать оперативное изучение одной европейской полиграфической фирмы, в деятельности которой присутствовали явные признаки т.н. промышленного шпионажа. Хотя, настоящий специалист по спецслужбам ____ сразу бы определил и без мощных оптических средств, что здесь «торчат уши» одной из европейских разведок (___). Материалы у меня забрали, передали другим оперработникам и работа была сведена к полному нулю. Вопиющий случай произошел, когда я выявил т.н. «агента-инициативника». Это был гражданин Украины, в отношении которого были получены серьезные материалы о его попытках продать секретные сведения представителям заокеанской разведки (___). Параллельно этому он был причастен к незаконному обороту алмазов и бриллиантов. Так своеобразно он зарабатывал себе на жизнь. Буквально через 2-3 дня после доклада материалов руководству ДКР СБУ указанный выше замначальника УКРП вызвал меня к себе и у нас произошел примерно следующий диалог. Замнач: «Ваша информация не подтверждается». Коробков: «Интересно. Так быстро?» Замнач: «Да». Коробков: «А вы хоть одного человека из числа носителей информации по данному вопросу опросили, которых я указывал в своих материалах?» Замнач: «…? Нет.» Коробков: «Тогда санкционируйте и я сам лично проведу все необходимые первичные проверочные мероприятия». Замнач: «…Хм. …Нет. Это не в вашей компетенции». Вот так-то. И началась работа! Но не по перепроверке оперативной информации, не по документированию преступной деятельности, а по установлению моих источников информации и их нейтрализации! Активное, я бы сказал даже агрессивное противодействие со стороны руководства соответствующих структур СБУ и Министерства обороны вызывали любые попытки организации проверки оперативной информации, полученной моим негласным аппаратом, о фактах криминальных деяний, в том числе и шпионажа, совершаемых представителями Минобороны и отдельных воинских частей. А также их коллег из военных структур иностранных государств. Коллег в прямом и переносном смысле, т.е. «соратников» по криминальному бизнесу и шпионажу. И так далее и тому подобное! Показателен и такой факт. В 2002 г. через руководителей 4 отдела УКРП я предложил руководству УКРП ДКР СБУ исследовать острую контрразведывательную проблему – проникновение в спецслужбы и правоохранительные органы Украины агентуры иностранных разведок и организованных преступных формирований в современных условиях. Ответ, озвученный уже упоминавшимся ______________, был прогнозируемым, поэтому и не стал для меня неожиданным. Он только подтвердил имеющиеся подозрения, что и требовалось доказать. Мне, конечно же, запретили заниматься данной проблемой. Уж очень скользкой и опасной была указанная тема для некоторых моих шефов и их покровителей. Еще более неожиданными и опасными могли оказаться результаты исследований… Про информацию же чисто криминального характера вообще не хочется вспоминать, том более я всегда передавал ее по принадлежности. Главное, на что здесь хочется обратить внимание, так это на скорость, с которой пресекались попытки проверки таких оперативных сведений и конкретных фактов преступной деятельности. Чем большие суммы проходили по сообщениям, чем выше должности занимали фигуранты, чем больше было признаков деятельности отечественной и международной организованной преступности и т.п., тем быстрее блокировалась любая работа по этим направлениям. А реальные преступники срочно предпринимали меры, направленные на обеспечение безопасности своего грязного ремесла. По отдельным проблемам, в т.ч. криминального характера, Служба безопасности начала работать лишь в последнее время. Или только создает видимость работы. Некоторая активизация деятельности спецслужбы является отголоском «волны», поднятой моими заявлениями на имя гаранта Конституции. Но, вот парадокс, эта показушная «профессиональная отрыжка» в виде показательных телодвижений почему-то синхронно сопровождается очередными витками моей травли и активизацией преследований, осуществляемые моими персональными «ангелами-хранителями» из СБУ с чувством полного душевного удовлетворения и с садистским наслаждением от успешно выполненного ими своего «служебного долга». Перечисленное выше – это лишь капля в море. Но, и этой капли достаточно, чтобы понять: налицо характерные признаки наличия в высших руководящих звеньях СБУ предателя/предателей. И в широком и в узком, т.е. в самом буквальном понимании этого слова и явления. Вопрос к Управлению внутренней безопасности СБУ: Невже «Сигуранці» замало Оцих кримінальних ознак?... …Моя же незаконная оперативная разработка с применением всех имеющихся в СБУ сил и средств не была закончена и после моего увольнения. А в связи с тем, что «шпионская» версия не находила, да и не могла просто-напросто найти своего подтверждения, проходимцы из СБУ вновь начали очень активно распространять ложные слухи и аналогичные фальшивые документы о моей якобы причастности к уголовным преступлениям. Как уже отмечалось ранее, недоумки в погонах опустились даже до моей мнимой причастности к убийству журналиста Г.Гонгадзе. «Крышу» у службистов снесло окончательно! Благодаря их усилиям "криминальные" версии стали "гулять" из подразделения в подразделение, из одной спецслужбы в другую, из одного правоохранительного органа в другой. И так по кругу! Годами! Все это позволило проходимцам продолжить противозаконно инициированную в моем отношении оперативную проверку и разработку всеми имеющимися силами и средствами (так же, как это происходило с завидной регулярностью в течение нескольких лет и до 2003 г.). Это же позволило им также незаконно, т.е. на основании фальшивых документальных заключений и выводов, получать псевдозаконные санкции на проведение всего комплекса оперативно-технических мероприятий. Как в рамках оперативно-розыскных, так и в рамках контрразведывательных дел (ОРД и КРД). Причем такая незаконная деятельность «успешно» продолжается и в настоящее время. При помощи фальшивок она организуется в разных структурных подразделениях СБУ в центре и на местах то против меня лично, то против моего окружения. В последнем случае я прохожу как близкая связь и соучастник якобы преступной деятельности своих родственников, реальных, случайных и выдуманных знакомых. Показательно, что в круг моих мифических связей попали и некоторые работники Генпрокуратуры Украины. СБУ проводила по ним весь комплекс АОМ и ОТМ, так как «великие профессионалы» из спецслужбы считали, что я якобы использую их в борьбе с ними самими, т.е. с «оборотнями» из Службы безопасности. Они усматривали в этом непосредственную опасность для себя, поэтому всеми силами пытались ее ликвидировать или хотя бы локализовать. Постоянное и длительное проведение агентурно-оперативных мероприятий в рамках незаконно заводившихся дел позволяло проходимцам вполне официально собирать обо мне максимум информации, необходимой для подготовки и осуществления «идеальных», по их мнению, преступлений. Против меня же! Именно по этой причине, чтобы в маховик преступной деятельности проходимцев из правоохранительных органов случайно не попали ни в чем не виновные люди, я вынужден был кардинально ограничить круг своего общения. Контакты с друзьями и знакомыми были фактически прерваны. Вплоть до сегодняшнего дня общение ограничено лишь близкими родственниками. «Бачиш: з ними щогодини б’юся, Чуєш – битви споконвічний грюк! Як же я без друзів обійдуся, Без лобів їх, без очей і рук?» (Василь Симоненко). Конечно же, присутствовала и чисто «субъективная» причина. Многие мои коллеги просто боялись со мною общаться, отвернулись от меня, наслушавшись баек, в т.ч. шпионско-криминальной направленности, многие годы успешно распространявшихся в спецслужбе «оборотнями» и их холуями. «І на мене колишні друзі Сиплють лютих прокльонів град, І стою я в тісному крузі Між наклепів, образ і зрад» (Василь Симоненко). Еще одним фактором, вынуждавшим меня жить в жестких ограничительных рамках, сузившими круг моего человеческого общения до самого минимального значения, было знание о ранее совершенных и планировавшихся покушениях на мою жизнь, а также логично и обоснованно вытекающая из сложившейся вокруг меня насквозь криминализированной обстановки уверенность в возможности совершения новых покушений. Поэтому, я старался делать все, чтобы в руки проходимцев попадало как можно меньше интересующей их информации обо мне. Меня вынудили вести такой образ жизни, который существенно ограничивал общение с другими людьми, доводил практически до нуля контакты с окружающим миром, не позволял работать. Как результат -- моя жизнь за прошедшие годы мало чем отличалась от жизни заключенного, существующего в условиях тюремной камеры! А псевдо-профессионалы выдавали все это за проявление в моем поведении внешних признаков деятельности иностранного шпиона или криминального «авторитета». Да, что и говорить, получил от державы достойнейшую награду за опасный, честный, плодотворный и профессиональный труд на государевой службе. А ведь мне совсем не много и надо-то. «Прошу у Бога совсем не много: Глоток свободы, глоток вина. К друзьям моим далека дорога. К врагам моим коротка она». С учетом того, что оперативно-технические мероприятия по одному объекту невозможно проводить бесконечно, использовался и такой метод: в постановлениях для получения разрешения на проведение ОТМ указывались установочные данные реально существующих преступников, а телефоны и адреса давались мои и моих близких. Не исключается и такой вариант. Когда проходимцы стали испытывать серьезный дефицит нужной им информации обо мне (например, в 2008-2011 гг.), они могли воспользоваться нормами законодательства об обеспечении безопасности участников оперативно-розыскной деятельности, судебного процесса и других лиц, взятых под защиту государства. В этом случае появляется дополнительная возможность маскировать преступный интерес к моей персоне под законную деятельность: заведение оперативно-розыскных и контрразведывательных дел, проведение всего комплекса агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий и т.д. Но, здесь имеется одно существенное «но». Процесс защиты может быть законным только в двух случаях: если он организуется по заявлению граждан, нуждающихся в физической охране и защите, либо его инициируют компетентные органы с обязательным получением письменного согласия объекта охраны. По сведениям, требующим дополнительной проверки, после увольнения с военной службы я необоснованно проходил фигурантом по ряду сфабрикованных уголовных дел, которые вело Следственное управление СБУ. По крайней мере, по одному из них это уж точно. Вполне возможно, что до середины лета 2008 г. оно находилось в производстве у старшего следователя СУ СБУ ____________________________. И это при том, что проходимцам из СБУ удалось таки «пропихнуть» меня и в «действующие» уголовные дела. А именно: УД на «оборотней» из СБУ, УД об убийстве журналиста Г.Гонгадзе, УД на Николая Мельниченко и другие. По моим данным, на основании сфальсифицированных материалов через коррумпированные связи в органах правопорядка «доброжелатели» из СБУ и НБУ неоднократно (в период с конца 2004 г. и по настоящее время) инициировали заведение и в МВД оперативно-розыскных и иных дел на меня и на участников оперативно-следственной группы, которая расследовала указанное ниже уголовное дело. С подбрасыванием им наркотиков и других псевдодоказательств, с обвинением в несовершавшихся ими преступлений, с блокированием принадлежащих им банковских счетов (на которых были всего-навсего небольшие накопления) и уничтожением недвижимости. С увольнением со службы, с преследованиями и покушениями, объявлением в розыск, с блокированием госграницы и последовавшим обморожением ног. С похищениями, незаконным лишением свободы, пытками и нанесением тяжких телесных повреждений и т.д. и т.п. И, конечно же, ознаменовывались все эти действа заведением на них уголовных дел, по которым проводили и меня. Как близкую связь и соучастника??? «Оборотни» так сильно заврались и заигрались, что совсем забыли – именно благодаря их «героическим» усилиям так и не произошло знакомство между мной и членами ОСГ! По неуточненным данным, некоторых членов ОСГ, по крайней мере, одного из них, обвиняли в причастности к французским спецслужбам, а сфабрикованное на них оперативно-розыскное дело, возможно, велось в 4 отделе УКРП ДКР СБУ. Не исключается причастность к их незаконной разработке военной контрразведки и Главного управления «К». Выйдя из ступора после осуждения своих продажных коллег, часть их соучастников, которые по тем или иным причинам, в т.ч. и из-за недоработок самой оперативно-следственной группы не попали в поле зрения следствия и суда, начали мстить. Они предприняли целую серию силовых противоправных акций явно криминального характера, замаскированных под оперативно-розыскные мероприятия и процессуальные действия. Их преступные действия были сосредоточены на компрометации меня, членов оперативно-следственной группы и незаконном привлечении нас к уголовной ответственности по сфабрикованным обвинениям либо прямое физическое устранение. Параллельно с этим еще одними инициаторами преследований членов ОСГ, да и меня тоже, стали руководящие лица и другие высокопоставленные чиновники Национального банка Украины. Свои преступные намерения проворовавшиеся банкиры из НБУ провели в жизнь через продажное лобби в СБУ и МВД, возможно и УГОУ, а причиной стало их разоблачение представителями ОСГ в преступной деятельности, в т.ч. и вскрытые факты присвоения чужих денежных средств с использованием служебного положения. Заинтересованные лица из СБУ и их «кураторы» извне еще в 2004 г. сделали все от них зависящее, чтобы интерес следствия не вышел за рамки расследования всего нескольких криминальных эпизодов. А члены ОСГ не разглядели подводных камней, что и явилось для них роковой ошибкой и базой для последующих преследований (и моих тоже). В поле зрения следствия не попали лица, которые на несколько последующих лет стали их персональными «черными ангелами-хранителями», с завидным рвением и упорством проводившие акции по их моральному, психологическому, служебному и физическому уничтожению. Маразм крепчал и выводы их скоры: «Раз он не с нами, значит против нас!» Пора закончить всяческие споры, Отдав приказ своим собакам: «Фас»! До сих пор повышенный и ничем законным не оправданный интерес ко мне и моей семье проявляется и со стороны Службы внешней разведки Украины (бывшего ГУР СБУ). Если ранее, примерно в 2003-2004 гг., проведение агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий обосновывалось вопросами борьбы с коррупцией, международным криминалом и шпионажем (к чему я на самом деле не имел никакого отношения), то в настоящее время на первый план выдвигаются уже мифические государственные интересы и обеспечение специальных разведывательных операций. Ну, а я то тут причем ?! В конце-то концов, какое ко всему этому отношение имею я, мои близкие и знакомые?... …Чем обоснован такой повышенный интерес ко мне, заводились ли в ГУР, а потом в СВР оперативные дела на меня и с какой целью они велись – это уже должно стать предметом тщательного исследования Генеральной прокуратуры. Можно констатировать, что реально существующие крупные «державные» мафиози, короли теневого сектора и бароны преступного мира дотянулись своими грязными и липкими щупальцами уже и до разведки, что очень плачевно для Украины. Я не удивлюсь, если исчезнувшие так не кстати (об этом речь пойдет ниже) уголовное дело и нужные мне судебные материалы, которые я разыскиваю вот уже несколько лет, «вдруг» всплывут в СВР Украины. Такое положение устраивает абсолютно всех проходимцев, увильнувших от ответственности, а также предоставляет им возможность спихивать вину на других лиц и на родственные структуры. На это может указывать такой факт. После моего увольнения кое-кого из будущих «клиентов» пенитенциарной системы из числа моих начальствующих коллег и по совместительству «оборотней» должны были перевести на не менее руководящие должности в «лес», пардон, в ГУР СБУ. Там их уже впоследствии и арестовывали. По некоторым данным, именно на территории разведки мог «затеряться» и тот самый злополучный миллион долларов, который я, со слов «оборотней», якобы зарыл на черный день в огороде мифической дачи моих родителей. (* Сноска: По данным, требующим перепроверки, еще одного члена указанной группы «соратников» по криминальному «бизнесу» незадолго до ареста тоже перевели в «лес», только на другую «опушку» -- в Центр спецопераций Управления «А» СБУ. Так что, там тоже целесообразно поискать следы так своевременно и так надолго исчезнувшего уголовного дела на высокопоставленных «оборотней» из спецслужбы.) Если уголовное дело по сегодняшний день действительно находится в СВР Украины, то там же, скорее всего, находится и пакет судебных документов, который должны были мне передать. Передать руками сотрудника СБУ, что не было сделано. Зато обеспечило проходимцам-силовикам продолжение моей многолетней циничной травли, а меня лишило возможности защищать свои под корень уничтоженные права, в том числе в суде. Не исключено, что именно «доброжелатели» еще из «старой объединенной» СБУ и инициировали (спровоцировали) деятельность разведки по сбору им самим необходимой информации обо мне. Тем самым, СВР была ориентирована на оперативную работу по ложному объекту, то есть, дезориентирована и осуществляла свои функции в абсолютно бесполезном направлении, бессмысленно тратя державные деньги. Имеется также информация, согласно которой дополнительную команду «фас», т.е. указание «плотно заняться Коробковым А.Г.» СВР могла получить в 2006-2007 гг. из самого высшего эшелона государственной власти… …Есть серьезные основания полагать, что для осуществления своих преступных замыслов в отношении меня коррупционеры из СБУ и других государственных институтов задействуют также частные охранные и детективные фирмы, подразделения коммерческой безопасности заинтересованных бизнесструктур. Причем последние в нарушение действующего законодательства применяют весь комплекс оперативных и оперативно-технических сил и средств, которые использовать по закону не имеют права… … Меня несколько лет подряд били и грабили еще до увольнения из СБУ. Меня целенаправленно били и основательно ограбили, чтобы обеспечить увольнение. Да и результатом увольнения явилось не что иное, как самое банальное ограбление. Потом меня снова били и грабили уже после увольнения. И когда «ОНИ» уже подавятся или хотя бы насытятся!? После каждого моего заявления в СБУ и в другие инстанции, которые также пересылались в Службу безопасности, мною сразу же фиксировалась активизация наружного наблюдения и агентуры СБУ в моем окружении. Проявлялись многочисленные признаки проведения других оперативно-технических мероприятий, явно незаконных. А проведенным СБУ и МВД оперативным установкам по месту жительства я потерял счет. В 2006-2007 гг., в начале 2008 г., в 2009 г. и в 2010 г. несколько раз аналогично засветилось и УГО Украины. Причины: недостаточно высокий (если не сказать - низкий) уровень профессионализма его сотрудников. А какие именно оперативные дела на меня там заводились, пусть выясняют сотрудники Генпрокуратуры. Им за это платят зарплату. Я за них работать не буду… …3. Преступления должностных лиц СБУ тщательно замалчиваются и скрываются не только от общественности, но и от личного состава Службы. Не менее тщательно скрывается и уголовное дело на них. Его снова, теперь уже незаконно засекретили, мотивируя это надуманными соображениями государственной безопасности и необходимостью соблюдения режима секретности при расследовании нового уголовного дела, проверкой законности его заведения и т.д. Обвиняемых не провели по соответствующим учетам, а само уголовное дело не сдали в судебный архив. Отсутствуют данные на осужденных и в Департаменте по вопросам исполнения наказаний в Украине. На самом деле уголовное дело просто спрятали. Причем, так хорошо, что дело не могу найти не только я лично, это не удалось даже Верховному Суду Украины и Генеральной прокуратуре Украины! По данным Службы безопасности и Министерства внутренних дел, такого дела не существует. По их же данным, не существую и я! Так, в 2004 г., как уже отмечалось выше, одно из структурных подразделений Министерства обороны Украины запрашивало в СБУ характеризующие данные на меня. В ответе на запрос спецслужба сообщила, что «Коробков Александр Геннадьевич, __.__.19__ г.р..... в списках личного состава СБУ не значится». Ни среди действующих, ни среди бывших сотрудников, «ни среди живых, ни среди мертвых». Надо же! Но, я «воскрес»! Назло врагам своим, судьбе-злодейке и на радость детям!... … 7. Среди государственных силовых структур, которые «засветились» прямым и опосредованным участием в моей многолетней и масштабной травле с использованием своего материально-финансового потенциала, а также всеми имеющимися агентурно-оперативными и оперативно-техническими средствами и другими возможностями, необходимо выделить следующие: - Служба безопасности Украины; - Министерство внутренних дел Украины; - Управление государственной охраны Украины; - Служба внешней разведки Украины; - Генеральная прокуратура Украины. О незаконной деятельности большинства указанных силовых структур уже говорилось выше, поэтому ограничусь несколькими строчками о роли в моей травле Управления государственной охраны. УГОУ самоуверенно пыталось перещеголять своих коллег из других силовых структур, но, также как и они, позорно оплошала! Впервые оно проявилось зимой 2006 г., когда в его распоряжение поступило мое заявление на имя Президента Украины с просьбой о трудоустройстве в подчиненные ему структуры. А в 2007 г., после моих заявлений на имя гаранта Конституции с просьбами о восстановлении моих конституционных прав, УГОУ уже активно подключилось к процессу моей травли и преследований. И это вместо того, чтобы расследовать вопиющие факты преступной деятельности своих коллег из СБУ и чиновников НБУ из числа любителей залазить в чужой карман. Почему-то они решили, что смогут раскрыть преступления, лишь растоптав меня окончательно! Человека, который не имеет никакого отношения до каких бы то ни было преступлений вообще!



При любом использовании материалов и новостей сайта гиперссылка на Обозреватель обязательна. Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов и новостей не несет.
© 2009 Интернет-холдинг «ОБОЗ.ua». Все права защищены.