Виктор Чевгуз -


Виктор Чевгуз

Полтора года назад завершился процесс над тремя исполнителями убийства Георгия Гонгадзе. Бывшие сотрудники Департамента внешнего наблюдения и уголовной разведки МВД Украины уже отбывают наказание: полковник милиции Николай Протасов — 13 лет, майор милиции Александр Попович и полковник милиции Валерий Костенко — по 12. Настал черед генерала Алексея Пукача.

 

На процессе «тройки» было доказано, что преступление организовал именно он. Будут ли благодаря аресту Пукача установлены заказчики убийства журналиста? Что это за генерал, который собственными руками задушил безоружного человека? Существовал ли в Украине «эскадрон смерти»?

 

На эти и другие вопросы, связанные с делом Гонгадзе, мы попросили ответить известного адвоката, кандидата юридических наук, подполковника милиции в отставке Виктора Чевгуза. Человек с 34-летним опытом следственной и адвокатской работы, он расследовал многие резонансные дела, начиная с гибели актера Леонида Быкова и писателя Натана Рыбака.

 

В эти дни Виктор Степанович участвует в нескольких громких уголовных процессах и пишет документальную книгу о деле Гонгадзе.

 

«ВЫЙДЯ ИЗ ЗДАНИЯ МВД, ПОЛКОВНИК АЛЕКСЕЙ ПУКАЧ СКАЗАЛ СВОЕМУ ВОДИТЕЛЮ: «ДА Я СОБСТВЕННОЕ ГОВНО ЕСТЬ БУДУ, НО «ГЕНЕРАЛА» ПОЛУЧУ»

 

— Виктор Степанович, в свое время вы были сотрудником милиции. Не доводилось ли встречаться с Алексеем Пукачем? Что это за человек?

— Встречаться не доводилось. Но о том, что он собой представляет, могу судить по тому, что мне рассказал один из его бывших водителей: «Однажды я ожидал Пукача возле здания МВД. Там проходило какое-то совещание у министра. Пукач вышел, потирая руки, попросил закурить. «Да вы же не курите». А он весело: «А сейчас закурю». И дальше: «Папа (так в министерстве подчиненные называли своих начальников) дал мне одно задание. Если выполню, то он сделает меня генералом. Да я собственное говно есть буду, но «генерала» получу». В этих словах весь Пукач. Ради карьеры он был готов на все.

Таково было кредо Пукача. На момент убийства Георгия Гонгадзе Алексею исполнилось 47 лет. Если судить по его официальной биографии, вроде бы человек как человек: родом из провинции, как говорится, «от сохи», прошел армию, кандидат в мастера спорта по самбо, окончил Школу милиции, ликвидатор аварии на

ЧАЭС, перенес инфаркт. А вне официоза — жестокий карьерист, который ни во что не ставит других людей. Конечно, человеку с такими характеристиками противопоказано занимать руководящие должности.

 

— Можете описать действия Пукача во время совершения преступления? Как он устроил Гие ловушку?

— Начнем с того, что как раз в тот день жена Георгия с двумя маленькими дочерьми выезжала из Киева за город, а когда вернулась, обнаружила, что не может попасть домой, потому что забыла ключи. С дороги она позвонила Георгию и попросила привезти их вечером. Очевидно, это обстоятельство Пукачу было известно. Он руководил всей «операцией».

Выйдя из дома Алены Притулы на бульваре Леси Украинки, Гонгадзе стал ловить такси. Он не ездил в общественном транспорте, и это тоже было известно тем, кто следил за ним начиная с мая. Подкатила автомашина «хюндай-соната». Водитель (это был Попович) сказал, что ему по пути, и предложил Гие сесть на заднее сиденье. И тут же из подворотни выскочили трое: Пукач, Костенко и Протасов. Начальник сел впереди, а двое других — по обе стороны от Георгия.

 

— Удивительно, что Гия не заподозрил подставы, хотя знал о слежке и опасался провокаций. Он всем рассказывал об этом, считая, что огласка поможет ему избежать расправы. Написал открытое письмо тогдашнему генпрокурору Потебенько. На пресс-конференции обратился к спикеру Плющу с просьбой защитить от милиции и повлиять на Потебенько, который не принимает никаких мер.

— Значит, в тот вечер он потерял бдительность. А Пукач предусмотрел и тот случай, если журналист не сядет в первую машину. Неподалеку своей очереди дожидались еще несколько «грачей». План сработал с первой попытки, и по рации Пукач дал всем отбой, а сам показал водителю, чтобы тот ехал прямо. Он и в дальнейшем руководил жестами, чтобы никто не понял, куда они везут задержанного.

 

«В НАРУЖНОМ НАБЛЮДЕНИИ ЗА ГОНГАДЗЕ УЧАСТВОВАЛО БОЛЕЕ 20 МИЛИЦИОНЕРОВ»

 

— Слово «задержанный» — из легальной практики, а Георгия похитили.

— Конечно, если бы он был нужен милиции, его могли вызвать повесткой или каким-то другим способом. Он ведь не скрывался.

 

— Если у Пукача изначально был преступный замысел, его действия понятны. Но почему остальные офицеры (между прочим, юристы по образованию) пошли у него на поводу, разве они не понимали, что нарушают закон?

— Пукач был очень жестким начальником, не терпел вопросов и тем более возражений, ни во что не ставил подчиненных. Армия, милиция, другие силовые структуры держатся на беспрекословном подчинении. Дисциплина превыше всего. Я сам носил погоны и знаю, что такое вертикаль единоначалия. И даже на гражданской службе только один человек из 10-ти способен поставить под сомнение приказ начальника и воспротивиться, если считает его неправильным или даже незаконным.

Точно так же не подвергали сомнению приказ Пукача и другие подчиненные. Он легко ввел всех в заблуждение.

 

— Гие приписывали какую-то драку в Одессе.

— Это все были выдумки милиции. Якобы Гонгадзе участвовал в разборках одесских криминальных группировок и там ему сломали руку. Эта дезинформация стоит в одном ряду с упорным нежеланием заниматься поисками журналиста после того, как он исчез, а родственники и знакомые, знавшие, что за Гонгадзе велась слежка, стали бить во все колокола.

Подобным измышлениям поверили рядовые сотрудники милиции. Как подтверждено в суде, в наружном наблюдении за Гонгадзе участвовало более 20 человек. И в отношении этих людей уголовное преследование было прекращено, так как они не знали, что наблюдение за Гонгадзе велось незаконно.

Как адвокат я должен сказать, что в отношении Костенко, Протасова и Поповича принцип равенства перед законом был нарушен: они тоже не знали, что ведут слежку за Гонгадзе по незаконному приказу Пукача. Никто, кроме него, не знал, с какой целью проводится «операция».

Он говорил, что Гонгадзе — чуть ли не предводитель какой-то грузинской группировки, связан с наркоторговлей и находится в розыске. Поэтому для них Гонгадзе был не оппозиционным журналистом, а криминальным объектом. Все думали, что действуют в рамках своих обязанностей. Но троим подсудимым это вменили в вину. На самом деле, их личная ответственность началась с того момента, когда они стали удерживать Гию в машине. Это действительно превышение служебных полномочий.

Хотя и тут не все так просто. Закон о милицейской службе предусматривает исключительные ситуации, когда «объект наблюдения» совершил преступление или имеет намерение совершить его немедленно. В таких случаях милицейская разведка передает объект наблюдения территориальной милиции, и те его задерживают. Сами они, как правило, преступников не ловят.

Только Пукач знал, что Гонгадзе не совершил никакого преступления и не собирается его совершать, остальные были обмануты.

 

— И вот Гию повезли в лес. При этом, как следует из приговора суда, Протасов и Костенко скрутили ему руки за спиной, а Пукач несколько раз ударил резиновой дубинкой. Тем не менее подчиненные Пукача вновь не заподозрили, что везут человека на казнь?

— Может быть, в это трудно поверить, но это так. Полтора года всех троих допрашивали на досудебном следствии и два года — в судебном заседании. Допрашивали в разном формате — письменно и устно, поодиночке и перекрестно на очных ставках. И всегда они говорили одно и то же. У юристов есть такое правило: «Никогда не лги, и ничего не придется запоминать». Знаете, трем подсудимым трудно удержать в памяти ложный ответ на вопрос, который был задан три года назад. Невозможно и договориться обо всех показаниях в мельчайших подробностях.

Они действительно думали, что везут Гонгадзе в какое-то отделение милиции. Когда проехали Печерский УБОП, решили, что едут в отделение милиции Московского района, миновали его и выехали из города, ожидали, что направятся в Васильков, потом — что в Белую Церковь. Ведь им не было известно, из какого территориального отделения поступила заявка на «отработку» Гонгадзе.

А мой подзащитный Протасов вообще в сентябре 2000-го был в отпуске. Одетый в штатское, без удостоверения личности, он не представлялся как сотрудник милиции. Значит, ему следовало вменить статью, которая предусматривает ответственность за соучастие в преступлении, а не за превышение должностных полномочий.

Протасов не приходил даже на оперативные совещания, когда Пукач инструктировал подчиненных по Гонгадзе. Просто Пукач позвонил ему домой и сказал: «Мне нужна твоя помощь». Тот вышел к станции метро, Пукач посадил его в машину, не объяснив цели операции и не назвав фамилии «преступника».

Фамилию Гонгадзе Протасов услышал лишь ночью, когда Георгий протестовал против задержания и назвался: «Я — журналист Гонгадзе, по какому праву меня задержали?». Это было на выезде из города, когда Пукач вышел, чтобы отпустить последнюю машину, которая по неизвестной причине продолжала следовать за ними. Протасов ответил Георгию: «Подожди, сейчас вернется шеф, разберемся».

 

— Успокаивал, чтобы тот тихо сидел.

— А я ему верю. Мы беседовали много часов, я пытался выяснить истинную картину, чтобы знать, как строить линию защиты. И пришел к выводу, что никакого предварительного сговора на убийство Гонгадзе у троих подсудимых не было. В этой части обвинение погрешило против истины.

 

«ИЗБИВАЯ ПОДОЛЬСКОГО, РЕПЕТИРОВАЛИ УБИЙСТВО ГОНГАДЗЕ?»

 

— От этого их вина стала меньше? Как и многие в журналистской среде, я знала Гию, некоторое время работала рядом с ним. Это был красивый, талантливый молодой человек, виноватый лишь в том, что говорил то, что кому-то не нравилось.

— Юристы для того и обучались своей профессии, чтобы правильно квалифицировать наказание за преступление, иначе произвольное, эмоциональное или продиктованное политической целесообразностью толкование закона может скатиться до самосуда.

 

— Теперь уже известно, что до того, как въехать в лес, Пукач велел остановиться в селе Сухолисы недалеко от Белой Церкви. Там живет его тесть. Пукач вошел в дом и взял лопату и веревку. Это прямо указывает на то, что убийство он совершил по заранее продуманному сценарию. А что думали по этому поводу Костенко, Протасов и Попович?

— Пукач один зашел в дом тестя и один положил орудия будущего убийства в багажник. Скорее всего, те, кто остался в машине, не знали, куда и зачем он ходил и что положил в багажник. Надо учитывать, что дело происходило около полуночи на неосвещенной сельской улице.

В суде Протасов пояснял: даже когда машина свернула в лес, все еще думали, что Пукач хочет проехать в Ставище или Таращу более короткой дорогой.

И Пукач действительно сказал ехать лесом. Но вдруг приказал остановиться рядом с полянкой и, выйдя из машины, велел Поповичу взять лопату и копать яму. «Какую яму?» — удивился водитель. «Какую! Обыкновенную», — отрезал Пукач. Тогда Попович испугался, что эта яма предназначена для него. Он тихонько вытащил ключи зажигания и засунул их под резиновый коврик, надеясь, что без них Пукач не сможет уехать.

Протасов тоже начал понимать, что происходит что-то неладное, но подумал: «Ну, попугают журналиста и отпустят».

 

— Так же, как поступили с журналистом и политологом Алексеем Подольским всего за три месяца до убийства Георгия Гонгадзе?

— Да, тот же Пукач подстроил Подольскому ловушку с такой же машиной. И марка та же — «хюндай-соната». Затем вывез парня под Чернигов и завел в лесополосу. Там его избили, Пукач затягивал на шее Подольского ремень, показывал лопату, говорил, что заставит его копать себе яму.

 

— Похоже на репетицию убийства Гонгадзе.

— Подольскому повезло больше. Наверное, установки на убийство не было. В то время Пукач был заместителем начальника Главного управления наружного наблюдения МВД Украины, в похищении Подольского ему помогал заместитель начальника отдела полковник Николай Наумец, а водителем был Олег Мариняк. Суд над двумя последними состоялся два года назад. Наумец и Мариняк были осуждены и уже отсидели по три года. Но хочу обратить ваше внимание на то, что, учитывая их подчиненное положение, суд определил для них минимальную меру наказания — три года. Опять напоминаю — в отличие от тех троих, которых Пукач втянул в убийство Гонгадзе.

В процессе по делу Подольского я защищал интересы Мариняка и знаю, что он лично не принимал участия в экзекуции, из машины не выходил. Рядовой водитель, он не мог превысить служебные полномочия, так как не был должностным лицом. Поэтому нелогично было назначать ему такую же меру наказания, как Наумцу.

Весь этот разнобой в оценках меры вины подследственных и подсудимых говорит о том, что прокуратура, а затем и суд зачастую действовали под влиянием политических факторов. Считаю, что если бы прокуратура сразу, по горячим следам, занялась расследованием дела об избиении Подольского и суд наказал бы Пукача, то, возможно, Георгий Гонгадзе остался бы жив.

 

«ЗАЯВЛЕНИЕ ИГОРЯ ГОНЧАРОВА, ЧТО ОН ЗНАЛ ЗАКАЗЧИКОВ УБИЙСТВА ГОНГАДЗЕ, — БЛЕФ И БОЛЬШЕ НИЧЕГО»

 

— И в случае с Подольским, и в случае с Гонгадзе просматривается один почерк. Руководил обеими «операциями» Пукач. Неужели под его началом действительно в Украине существовал «эскадрон смерти»?

— Напомню, что «эскадрон смерти» — это в Белоруссии. А у нас говорили об «орлах Кравченко». Но об их «подвигах» трудно судить, поскольку других дел, связанных с насилием над представителями оппозиционного лагеря, кроме Подольского и Гонгадзе, нет.

Другое дело, что сейчас в Апелляционном суде города Киева идет процесс по делу так называемой «Банды оборотней». Подсудимым инкриминируют похищение 11 бизнесменов, у которых требовали выкуп и, независимо от того, получали его или нет, всех их убили. «Банда оборотней» — яркий пример сращивания милиции и криминалитета в корыстных интересах, в нее пополам входили милиционеры и уголовники. Но к политическим преследованиям «оборотни» не имели отношения.

 

— И все-таки есть объединяющее звено: Игорь Гончаров, который возглавлял «оборотней». Находясь под арестом, он скончался в больнице скорой помощи после побоев, которые причинили ему сотрудники СИЗО. Вы ведь и в этом процессе принимаете участие?

— Да, и я знаю все обстоятельства этого дела. Поэтому утверждаю: побои, повлекшие за собой смерть Гончарова, причинили не сотрудники СИЗО, а сотрудники УБОПа, которые на допросах в течение первых трех недель «выбивали» из Игоря показания.

Гончарову отбили все внутренности, после чего в больнице он перенес три операции, но был уже не жилец и скончался 1 августа 2003 года. Но всю вину свалили на сотрудников СИЗО. Как бывает в таких случаях, нашлись «свидетели» — четырежды судимые рецидивисты, сокамерники Гончарова. Их хлебом не корми, дай возможность поквитаться с охранниками

СИЗО. Не говоря уж о том, что подсадка уголовников в камеру к бывшему милицейскому работнику и впервые привлекаемому к суду противозаконна. Один из «свидетелей» пришел в суд в стельку пьяный, матерился, но, несмотря на это, его показания взяты за основу.

Есть заключение судебно-медицинской экспертизы, из которого следует, что повреждения, повлекшие смерть Гончарова, были нанесены до того времени, на которое указывают эти «свидетели». Кроме того, в больнице скорой помощи к нему применяли незаконное лечение препаратом «Тиопентал натрия», который является сильным обезболивающим веществом с наркотическим эффектом. В заключении судмедэкспертизы сказано, что оно могло ускорить смерть. Очевидно, это было известно тем, кто применял препарат, потому что в истории болезни Гончарова они не записали его среди медицинских назначений.

 

— В прессе высказывалось мнение, что Гончаров навлек на себя неприятности своим заявлением, будто знает заказчиков убийства Гонгадзе.

— На момент действия банды Игорь Гончаров уже не работал в органах милиции, а был пенсионером. К Пукачу никакого отношения он не имел еще и потому, что они работали в разное время и в разных структурах, в том числе территориально Пукач работал в ГУВД Киева, а Гончаров — в УБОПе Киевской области. Так что, я думаю, он вряд ли знал подноготную дела Гонгадзе.

Но, понимая, что за убийство 11 бизнесменов ему «век свободы не видать», решил пошантажировать и поторговаться с целью добиться смягчения наказания. Заявление Игоря Гончарова, что он знал заказчиков убийства Гонгадзе, — блеф и больше ничего.

Смерть Гончарова получила очень большой резонанс. В частности, в английской газете «Индепендент» заявили, что убит важнейший свидетель по делу Гонгадзе. Генпрокурор Васильев стал оправдываться и пообещал найти убийц. Подключили СБУ, которая разузнала, что за месяц-полтора до смерти Гончарова в его камере производился обыск. В это время Гончаров попытался спрятать записку, приготовленную для адвоката, во рту. Тогда охранники применили к нему меры принуждения, скрутили. В результате Гончаров получил два-три синяка. По официальному заключению тогда Гончаров получил легкие телесные повреждения, которые не могли стать причиной смерти. Но на этот случай списали все, в том числе «Триопентал натрия», к которому рядовые сотрудники СИЗО уж никак не могли иметь отношения. Разобраться во всем можно и теперь, хотя труп Гончарова кремировали поспешно, на второй день после его смерти, а проведенные после этого шесть экспертиз и показания «свидетелей» крайне противоречивы.

 

«ПУКАЧ ВЕЛЕЛ ПОПОВИЧУ: «А НУ ВРЕЖЬ ЕМУ ПО ЖИВОТУ!»

 

— Ваше видение роли каждого в деле Гонгадзе понятно: Пукач держит в тайне свой план, остальные считают, что действуют в рамках закона, и беспрекословно подчиняются начальнику. Но как они объяснили свое непосредственное участие в убийстве? Что в этот страшный момент делал каждый из них?

— Что делал каждый, описано в приговоре. Тут нечего оспаривать, все это подтверждается показаниями подсудимых.

Пока Попович копал яму, Костенко и Протасов продолжали сидеть в машине и удерживать Гонгадзе за руки. Пришел Пукач, приказал: «Выводите». Когда вывели, Пукач бросил Костенко веревку: «Свяжи руки». Потом: «Ноги». Пукач завалил Георгия на землю и неожиданно для всех начал душить. Руками у него не получалось. Георгий набирал воздух, тогда Пукач велел Поповичу: «А ну врежь ему по животу!». И тот ногой ударил лежащего. Протасов держал Гонгадзе за плечо, а Костенко — за ноги. Потом он снял с него ремень. Им Пукач и удушил журналиста. Тело сбросили в яму. По указанию Пукача водитель достал из багажника канистру с бензином, тело облили и подожгли. Минут 20 ждали, пока обгорит.

Я спрашивал всех троих: «Вот вас было четверо вместе с Гонгадзе. Вам же ничего не стоило дать Пукачу пенделя, извините меня, под зад. Почему вы этого не сделали?». Они ответили: «Это был наш начальник, и во-вторых, он мог быть вооружен». Пукач был настолько одержим своей целью, что все опасались: если ему не подчиниться, то он положит всех рядом с Гонгадзе.

Кроме того, никто из них не знал, насколько в планы начальника посвящены остальные, так что если бы кто-то один пошел против всех, то его шансы на спасение были бы равны нулю. Ни одного из участников убийства это не оправдывает, за эту часть содеянного они понесли заслуженное наказание. Однако я настаиваю на том, что у Костенко, Протасова и Поповича не было политического мотива для участия в расправе над журналистом. А наше законодательство говорит: преступление не доказано, если не выявлен его мотив.

 

— Похоже, у вас есть собственная версия убийства Георгия Гонгадзе, отличная от официальной, которая связывает его убийство с профессиональной деятельностью.

— Я не проводил расследования, поэтому не могу опровергнуть официальную версию. Георгий был активен, резок в высказываниях, находился в оппозиции к власти. Масла в огонь подлила его поездка в США, где он провел конференцию, приуроченную к приезду туда Кучмы. На конференции Георгий огласил письмо более 100 украинских журналистов о том, что в Украине притесняются средства массовой информации. Американцы пообещали дать ему грант на развитие «Украинской правды». После его гибели грант действительно дали.

Тем не менее версию, в которой мотивом убийства журналиста стала его профессиональная деятельность, я считаю недоказанной. А согласно Уголовно-процессуальному кодексу установленность мотива — один из обязательных признаков доказательства вины. Следователям Генеральной прокуратуры было легче составить обвинение, основанное на политической версии, чем глубоко исследовать другие мотивы.

 
— Какие?

— Как у человека, который из 34 лет профессиональной деятельности половину посвятил следственной работе и половину — адвокатской, у меня, естественно, есть собственные версии. Одна из них предполагает, что Пукач мог неправильно понять недовольство начальства журналистом и с чрезмерным рвением бросился исполнять то, что недопонял. Возможно, сказали: «Разберитесь там с этим писакой», а Пукач понял так, как это слово «разберитесь» означает на воровском жаргоне убить.

Другая версия связана с возможностью личного мотива у некоего высокопоставленного лица, влиявшего на Кучму. В судебном заседании известная журналистка Юлия Мостовая сказала: «У меня сложилось впечатление, что Кучме на стол кто-то подкладывал письменные материалы о Гонгадзе». Меня тоже не оставляла эта мысль, когда я прослушивал пленки Мельниченко. Вот в кабинете идет нормальный разговор, диалог, вдруг Кучма взрывается: «Опять Гонгадзе!». Значит, ему на стол положили какой-то материал, который вызвал бурную реакцию.

Нельзя исключить и того, что тот, кто это делал, не только натравливал Кучму на журналиста, но и знал, что ведется тайная запись. Тогда мотивы могли переплетаться: достижение личных целей и политических путем дискредитации Кучмы. Это третья версия.

 

— Вы верите в подлинность пленок Мельниченко?

— По этому делу пленки Мельниченко следователями и судом были отвергнуты, Мельниченко не допрашивали. И я не верю ни в какой диктофон Мельниченко. Год назад проводили якобы эксперимент в кабинете Президента, но диктофон под диван не установили. А что тогда проверяли? Мог ли Мельниченко беспрепятственно входить в кабинет? Для чего такой эксперимент? Просто детский сад какой-то.

Администрация Президента на Банковой — это ведь здание бывшего ЦК Компартии Украины, которое строилось в советские времена под контролем КГБ. Помните, какой скандал разразился несколько лет назад вокруг американского посольства в Москве, когда там обнаружили сотни прослушивающих устройств? Легче было сровнять здание с землей, чем искать, что и откуда подслушивает или подглядывает. Ничего удивительного. Все, что КГБ контролировал, напичкивалось «жучками» и записывающей аппаратурой. Думаю, что секретная техника работает на Банковой по сей день.

 

— И все-таки, независимо от того, кто и на какой носитель делал записи, никто не оспаривает, что записи велись.

— Но от ответа на вопрос, кто и на какой носитель делал записи, зависит очень многое. Можно рассматривать и другую версию: из записей выбирали, в отношении какого человека Кучма больше всего возмущался, тот и был определен на роль потенциальной жертвы.

Версия умышленной политической дискредитации Кучмы, опираясь на его взрывной характер, пока еще совершенно не исследована. Но давайте вспомним акцию «Украина без Кучмы». Делалось все, чтобы убрать его с президентской должности. А по Конституции Президенту можно объявить импичмент только в двух случаях: за измену родине или за уголовное преступление. Первое организовать сложнее, чем второе. В прессе обсуждали версию дискредитации, но следствие она не заинтересовала.

 

«ПОСТУПИЛА КОМАНДА ПЕРЕЗАХОРОНИТЬ БОЙЦА»

 

— Зверски расправившись с Георгием, убийцы спокойно отправились по домам?

— По дороге заехали в кафе, распили бутылку водки, закусили.
 

— И никаких угрызений совести?

— Были угрызения совести. Не у Пукача. А у Костенко, Протасова и Поповича были. Когда из телевизионных передач и газет Протасов узнал, кто был тем убитым журналистом, он сказал Пукачу: «Если бы я знал, то никогда бы не пошел на это». Пукач цинично ответил: «А куда бы ты делся?».

 

— На какие вопросы первостепенно важно получить ответы Пукача?

— Важно все, что прольет свет на его преступления. Например, хотелось бы понять, зачем понадобилось обезглавить Гонгадзе.

 

— В самом начале было подозрение, что его застрелили. И голову отрезали, чтобы не навести на след пулевым отверстием. По нему можно определить вид оружия, а дальше дело техники — распутывать ниточку.

— Да, но судмедэксперты и осужденные по этому делу говорят, что Гонгадзе был задушен. И хочу сделать поправку: голову не отрезали, а отрубили то ли топором, то ли чем-то похожим. Это тоже установили эксперты.

 
— В ночь убийства?

— Нет, примерно спустя месяц. В деле троих участников убийства водитель Попович дал показания о том, что однажды после убийства Гонгадзе он повез Пукача в один из ресторанов в Пуще-Водице. Там уже были руководитель аппарата министра внутренних дел Эдуард Фере и руководитель государственного управления делами Юрий Дагаев. Пробыв в ресторане часа два, Пукач вышел подвыпивший, сел в машину и сказал: «Поступила команда перезахоронить бойца». Попович догадался, что речь идет о Гонгадзе, и подумал: «Блин, снова ехать». После этого труп Гонгадзе был обнаружен в Таращанском лесу.

 

— А что, если убить Гонгадзе давали указание Фере и Дагаев?

— С первых дней работы Пукача в милиции Фере был его учителем и с тех пор стал для него и богом, и царем, и папой. Помните, Пукач говорил о каком-то «папе»? Тот же водитель Попович рассказал и другой эпизод. В распоряжении Пукача было несколько служебных машин. В том числе джип «ниссан-патрол» с тонированными окнами, который, как правило, он водил самостоятельно, поэтому чаще всего машина стояла на базе.

Дня через два-три после поездки в ресторан Попович увидел этот джип во дворе базы. Его удивило, что окна машины были опущены. Оттуда шел сильный тяжелый запах, похожий на трупный. Попович понял, что машину пытаются проветрить. Потом этот джип был передан какому-то управлению в другой области Украины.

 

— Справедливости ради надо отметить, что все эти свидетельства дает один человек — водитель Попович, осужденный за участие в убийстве Георгия. А сам Фере утверждал, что операция по устранению журналиста была делом рук американских спецслужб. По сей день считается случайным стечением обстоятельств почти одновременное заболевание шесть лет назад обоих генерал-полковников — Фере и Дагаева. Дагаев скончался тогда же в австрийской клинике, а Фере впал в кому и, не выходя из нее, умер летом 2009 года. Если учесть не менее странное самоубийство министра МВД Юрия Кравченко, получается, что в живых остался или оставлен только Пукач. Не потому ли, что он действительно не может дать следствию новые нити для раскрытия заказчиков?

 
 

— Я тоже не думаю, что Пукач может назвать имена заказчиков. Самым высоким уровнем его общения был Кравченко, а может, Дагаев и Фере или только Фере. Никаких других имен он не сможет назвать. А если назовет, то это, скорее всего, будет неправда. Но все зависит от того, появится ли у прокуратуры намерение докопаться до истины, какой бы она ни оказалась. Если появится, то следователи должны будут объективно рассмотреть все версии мотива преступления.

Но в этом у меня есть сомнения. Как профессионал скажу, что Генеральная прокуратура уже 10 лет расследует уголовные дела вопреки Конституции Украины. И чем раньше ей запретят это делать, тем быстрее выиграет общество. Ее задача — прокурорский надзор за следствием, которое проводят милиция, СБУ, налоговики. А то ведь получается: что ни генпрокурор, то политическая фигура. И действует она в соответствии с партийными установками. Почти неизбежно это ведет к искривлениям в ее следственной практике.

 

— Но вернемся к событиям, связанным с преступлением. Когда Пукач отрубал голову Гонгадзе, возможно, он надеялся, что полусожженное тело без головы будет невозможно идентифицировать?

— В таком случае непонятно, почему он не позаботился об уничтожении других веских улик — перстня с руки жертвы, браслета, кулона, вторая половинка которого осталась у Алены Притулы. Ясно, например, что цепочка от кулона не могла удержаться на отрубленной шее. Все эти предметы были подброшены на дно ямы, в которой перезахоронили тело.

Непонятно, зачем было перевозить обезглавленное тело с места на место. Если бы оно осталось на месте убийства в глухом лесу, его вряд ли бы кто-то нашел. Даже во время следственного эксперимента место убийства не смогли указать ни Протасов, ни Костенко, ни Попович. Там ориентировался только Пукач, так как был почти местным жителем и частенько наведывался к тестю.

 

— Как думаете, зачем Дагаеву и Фере (если принять за основу показания Поповича) понадобилось, чтобы тело «бойца» было перезахоронено?

— Для того, чтобы поднять новый шум вокруг его исчезновения. Ведь поползли слухи: кто-то якобы видел Гонгадзе в Чехии, кто-то — в Одессе, кто-то — в Америке. Значит, здесь, в Украине, нужно было подогреть страсти. Этим можно объяснить странное перезахоронение в таком месте, где сельские жители ежедневно ходят к автобусной остановке. Не заметить выставленную из ямы напоказ руку было невозможно. Поэтому нашлись и украшения Георгия, подброшенные в ту же яму.

 

— Но это не объясняет, почему Пукач отсек голову. Если нужно было, чтобы Гонгадзе был опознан, то незачем было лишать его головы. Не пытался ли Пукач играть какую-то свою игру? Для этого он мог использовать отрубленную голову, так как только он один знал, где спрятал ее.

— Ответ на эту загадку, как и на многие другие, может дать только арестованный Пукач. Хотя в то, что его показания будут вполне честными и их не станут направлять в политическое русло, я не уверен. Особенно после того, как он пошел на торг со следствием и отказался от независимого адвоката.

 

Любовь Хазан, «Бульвар Гордона»

 


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Имя:
Комментарий:
Решите пример:  

Регионалы официально забраковали бюджет 2010
Развратный Клип «NikitA» запретили на TV
''Яичный'' бандит: сейчас в Януковича я бы яйцо не бросал
Все йогурты бесполезны! Вкусный удар по желудку
Регионалы готовы разрешить Раде поработать
Современная церковь: $1000 за сан священника
Как убить ревность в отношениях. Инструкция
НУ-НС решила поддержать Тимошенко?
ЧФ РФ: свалка у пирса
Генсек НАТО назвал условия членства Украины в организации
Прощай, отбивная! Новый год-2010 страна встретит без мяса
Рада начала очередное согласительное заседание
''Нафтогаз'' готовит дефолт
У Тимошенко появилась конкурентка - свинарка Вона
Украину накроет страшный грипп. Медики не готовы
В БЮТе драка за бюджет.Депутат грозится уйти от Тимошенко
Россия защитит Украину лучше, чем НАТО?
Times: пьяный Ельцин в трусах ночью ловил такси
В БЮТ нашли голоса для кадровых вопросов?
Партия регионов вновь заблокировала трибуну Рады


При любом использовании материалов и новостей сайта гиперссылка на Обозреватель обязательна. Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов и новостей не несет.
© 2009 Интернет-холдинг «ОБОЗ.ua». Все права защищены.