Борис Барский -


Борис Барский

Вряд ли сегодня есть человек, который, встретив на улице звезду «Масок» Бориса Барского, не узнал бы его. Академик международной «Академии дураков». Головокружитель слов, актер, поэт, драматург, гуманист и просветитель. Член Общества одиноких ЛОХов (людей очень хороших)…

 

Борис крайне общительный, очень интересный человек. Встретились мы с ним в Киеве на уютном теплоходе и решили поговорить на тему «все мы родом из детства».

 
 

– Увлечение пантомимой, клоунадой, литературным сочинительством пришло еще в детстве?

 

– У меня обычно бывает так, что хобби со временем перерастает в профессию. Это не я придумал, еще Слава Полунин в свое время проводил экспериментальные показы – когда мы не знали, что будем делать на сцене, но выходили и что-то представляли. Например, я с ходу сочинял тексты, мы с Комаровым, дурачась, их разыгрывали, а со временем это превращалось в номер… Вот так, наверное, и с литературой произошло. Я всегда был впечатлительным мальчиком, очень переживал в детстве о судьбе комсомольцев из «Молодой гвардии» и мечтал о том, как отомщу фашистам. Со временем стал переживать о других вещах, поэтому и стихи у меня получались еще красивее. А еще есть у меня идея нарисовать картины «Дура на диване», «Пингвин и зажигалка», «Кретин и лестница»… Правда, рисовать я не умею. Поэтому, если кто-то воспользуется моими идеями и нарисует, буду очень благодарен... А если серьезно, в детстве у меня была просто огромная библиотека и любимые книги. Например, «Похождения бравого солдата Швейка» и сейчас с удовольствием перечитываю.

 
– Библиотеку отец собирал?
 

– Он больше рыбалкой увлекался. Всякие лодки мастерил. А однажды за 300 рублей купил «опель-капитан» – где-то у кого-то возле моря стоял гнилой кузов без двигателя и колес. И папа собрал этот автомобиль с нуля. Когда он ему года через три надоел, он его продал и снова купил рухлядь – «опель-олимпию» (предтеча советского горбатого «москвича» – наши ее просто содрали с «олимпии»), и опять привел машину в порядок… А вообще, я бы предложил уйти от темы моих родителей. Они у меня просто очень хорошие люди.

 
 
– Дрались в детстве?
 

– Ой! Где-то до 7-го класса я не пропускал в школе ни одной разборки… Здесь, наверное, нужно рассказать историю моего рождения. Родителям в определенное время в семье срочно понадобилась девочка. Уже даже имя придумали – Наташа. Так что процесс таинства зачатия был строго целенаправлен на конкретную установку. Но в 1959 году вместо Наташи на свет появился Боря. Очевидно, то, что я своим появлением спутал все карты родителей, в некоторой степени повлияло на мою тогда еще хрупкую психику. Воспитанием моим в основном занималась мама. Вырос я в Одессе, на Фонтане. Периодически природа давала сбои, и в результате маму обычно не меньше трех раз в неделю вызывали в школу по поводу моего сумасшедшего поведения. А еще меня несколько раз пытались изгнать из пионерских лагерей.

 
– Причины были серьезными?
 

– О, формулировки были страшными!

 
 
– Например?
 

– «Капнул одеколоном «Шипр» в ноздрю спящего пионера!», «Раздразнил осла в зоопарке!» Но особой моей гордостью и по сей день остается то, что я сделал директора лагеря «помазанником Божьим»! В пионерлагерях все друг друга мажут зубной пастой. Мне этого показалось мало. Я взял зеленку, пробрался ночью в комнату директора и размазал содержимое флакона по его лысине. Утром – шухер и линейка, потому что, проснувшись, директор так и не сумел смыть зелень со своей башки. Я бы, конечно, молчал и под пытками – я же «Молодую гвардию» читал! – но выдали меня перепачканные пальцы.

 

Люди меня элементарно не понимали. Просто у меня была масса энергии, я не знал, куда ее девать, и потому хотел всем помочь – всегда был хорошим мальчиком. Например, тот же «Шипр» родители дали мне в лагерь в качестве средства от комаров. Я увидел комара у носа спящего пионера и всего лишь хотел его спасти от этой напасти. Представляете, большая комната на 15 человек, комары и спящий пацан с огромным носом. Я ведь не думал, что он получит спиртовой ожог и начнет орать.

 

– И как вы реагировали на подобную бестолковость советской образовательной системы?

 

– После того как учительница однажды во всеуслышание заявила маме: «Ваш Боря – умственно отсталый!» – я вынужден был затаиться и уйти в андеграунд… Правда, уже гораздо позже учителя той же школы просили меня дать им фото известного клоуна и поэта – меня – для доски почета…

 
– Дали?
 
– Не дал.
 
 
– В каком возрасте выкурили первую сигарету?
 

– Ой, наверное, классе во втором. Я уже и не помню, кто мне ее дал, – нас же много было, кто-то младше, кто-то старше. Кстати, и с сигаретами все было, как с зеленкой, – мама меня вычисляла по запаху табака на пальцах. А в Одессе в те времена можно было у барменов и швейцаров в гостиницах купить «Мальборо» по два рубля за пачку – моряки привозили. Мы собирали мелочь, выданную родителями на школьные завтраки, и покупали сигареты.

 

– А спиртные напитки когда впервые попробовали?

 

– В шестом классе. Мы тогда геометрию сдавали. Поскольку я учился хорошо, то мне навязали двух лоботрясов, чтобы я с ними позанимался и вытащил их на тройку. В знак благодарности они купили мне бутылку самогонки. Выпили. После этого, правда, достаточно смешная консультация в классе была. Но в итоге они таки свои трояки получили.

 
 

– Сейчас вы работаете над записью своего первого лирического музыкального альбома «Львиный кашель». Любовь к музыке тоже из детства?

 

– У нас прямо во дворе был клуб строительного управления. И жил по соседству Павел Леонтьевич – человек, который для меня и по сей день остается загадкой. Он играл практически на всех музыкальных инструментах: струнных, дудках, саксофоне, фортепиано. Так этот Павел Леонтьевич, чтобы увести пацанов с улицы, стал привлекать нас в разные музыкальные кружки. Те, кто повзрослей (и мой брат Саша в том числе – он старше меня на девять лет), занимались в ансамбле духовых инструментов. Саша, кстати, играл на кларнете. А нас – младших – собрали в ансамбль балалаечников, что меня крайне не радовало. И когда мы немного позанимались, был концерт. Пригласили родителей. А мы к тому времени разучили на балалайках «Калинку-малинку». И я почему-то решил, что, чем громче, тем лучше. Поэтому, естественно, выбивался из общего ансамбля… В общем, после этого концерта Павел Леонтьевич лишил меня счастья лабать на балалайке.

 

– Считается, что все наши комплексы и фобии уходят корнями в детство…

 

– Ну, во-первых, не думаю, что у меня есть какие-то фобии. А во-вторых, наши комплексы возникают, скорее, по Фрейду. Например, какие-то нерешенные проблемы родителей в дальнейшем отражаются на детях. Но поскольку мои родители все свои проблемы решили, то я и получился таким красивым и бесстрашным. А если серьезно, то я считаю, что наши проблемы в большей мере создаются государством, церковью, идеологией, еще чем-то.

 
 

– Что на формирование вашей личности повлияло больше – наследственность, среда или воспитание?

 

– Наверное, больше всего повлияло то, что мы росли в 60-е, во время так называемой оттепели. У нас не было тех страхов, которые, возможно, были у родителей. Если мы и делали какие-то глупости, то это были глупости экспериментаторов. Например, мне рассказали, что если резко хлопнуть иглой циркуля по лампочке, то появится маленькая дырочка, а лампочка останется целой. И вот мы с целью эксперимента прошлись циркулями по всем лампочкам в школе. А если учесть, что мы учились во вторую смену, можете представить, чем это закончилось. Или вот все в детстве играют в прятки. Возле нашего двора был морг, и я додумался спрятаться там. Просидел два часа. Замерз. Думаю: что же это за игра такая, что никто меня не находит? А пацаны к тому времени обо мне уже просто забыли…  

 
– Что было после школы?
 

– Одесский политех и снова андеграунд, в котором было знакомство с творчеством Жеромского, Елизарова, Мацкявичуса. «Конгрессы дураков» Славы Полунина. Знакомство с Жорой Делиевым, Вовкой Комаровым. «Лицедеи». А где-то в другой далекой жизни – диплом и протирание штанов в дозиметрической лаборатории. Затем Одесская филармония, «Маски». Московский фестиваль молодежи и студентов с ворохом дипломов. ГИТИС имени Луначарского. Германия, Дания, Япония, США, Корея, Колумбия… Горжусь званием «старого дурака», которое мне присвоил Слава Полунин.

 
 
– Вам комфортно с Георгием Делиевым?
 

– Ой, мы знакомы с 1977 года. Нам не то что комфортно – мне иногда кажется, что мы даже мыслим одинаково.

 

– Очевидно, Одесса на всю жизнь накладывает отпечаток на человека, родившегося и выросшего в ней. Со мной служил одессит, который с умилением рассказывал все эти истории о Привозе, коммунальных квартирах, об огромных размеров трико, вывешенных на всеобщее обозрение на бельевых веревках во дворах…

 

– Или как одна тетка стоит на балконе, а вторая стирает свои трусы под водопроводным краном во дворе. Та, что на балконе, кричит: «Ты – засранка!» А другая ей: «Какая я тебе засранка? Не видишь – я стираю!» А с балкона в ответ: «Потому и стираешь, что засранка!» Знаете, меня в Одессе и в других городах воспринимают по-разному. Если где-то в Жмеринке или Москве люди на улицах приветствуют меня как звезду «Масок», то в Одессе я свой парень – выросший в соседнем дворе, к которому можно подойти, поболтать, поругать. Потому что Одесса – это одна большая семья.

 
 

– Вы говорите «звезда». А когда почувствовали себя знаменитым?

 

– Ой, я вам сейчас расскажу страшную историю о нелегкой жизни звезд. Уже не помню, в каком году это было, но артистов «Масок» только начали узнавать на улицах. Мы с женой поехали в Ялту. Иду по набережной. Смотрю – знакомое лицо. Этот человек, если помните, раньше на Крещатике мимом подрабатывал и походку людей пародировал. А летом сидел в Ялте на набережной и делал двухнедельные татуировки. Увидев меня, он кричит: «Слушай, садись ко мне! Я тебе бесплатно тату сделаю, а люди увидят, что ты у меня обслуживаешься, и тоже станут подходить». Сажусь на стульчик. Он мне рисует на плече красивого кошака, летящего с круглыми глазами с 16-го этажа. Говорит: «Только не мочи рисунок пару часов». Иду дальше. Стоит фотограф с обезьянкой. Та же история. Сажает мне обезьянку на плечо. Только предварительно посадил эту красавицу на парапет, чтобы животное пописало. Смотрю, несется на меня еще один фотограф с обезьянкой. И сажает мне ее на второе плечо. Только его обезьянка не пописала. И вот, когда фотографы нажали на «спуски», слышу, по спине течет что-то. Эти парни, ни слова не говоря, хватают своих мартышек – и ходу…

 
 
– Фотографии хоть дали?
 

– Нет, хотя и обещали сделать на память фото бесплатно.

 
– И что было дальше?
 

– А дальше – бредет по Ялте звезда… обписанная. Глаза прячу, стыдно…

 

– Думаю, большинство из нынешних звезд-однодневок за подобную народную любовь готовы были бы сами себя обписать.

 

- Не знаю. Впрочем, по-моему, многие из них этим и занимаются. Только обписывают не себя, а других.

 
 
Борис Барский
ПЕГАСИКИ
 
Ступаю ногами,
Где все вверх ногами,
Земля вверх ногами,
И я вверх ногами,
Ромашки растут
Вверх тормашками.
Я весь покрываюсь
Мурашками,
Лягушки щемительно
Квакают,
И ивы вверх ветками
Плакают…
Все-все вверх ногами:
Деревья, цветы,
Коты, пароходы
И самолеты,
И ты…
Как чудесно, что ты,

Как я, как цветы, как коты,

Как пароходы и как самолеты, –

Ступаешь ногами,
Где все вверх ногами…
Фантастика!
 
Текст Валерия Бугая Фото Дмитрия Коваленко и из личного архива Бориса Барского

 
Материалы предоставлены в рамках контентного сотрудничества сайта «Обозреватель» и журнала «Публичные люди».


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Имя:
Комментарий:
Решите пример:  
Андрей, Киев     19.12.2009     21:29:17


браво Боре!!! браво Жоре! и всем, всем из "Масок"!!! буду в Одессе, обязательно схожу к вам в театр)))

Реальный дефицит бюджета-2009 - 100 000 000 000 гривен
Ющенко предотвратил ядерную угрозу
Украина прекратила экспорт электроэнергии в Польшу
''Фоксмарт'' обманывает покупателей
Пенсионер голыми руками задушил волка
Нафтогаз ничего президенту не покажет
Русские Крыма будут бороться за свои права
Националисты просят кандидатов уступить дорогу Ющенко
Ющенко раскритиковал лозунги своих оппонентов
Названы пропорции красивого женского лица
После выборов сахар может стоить 10 гривен
Тимошенко удостоили звания ''символ кризиса''
В США продают украинские истребители
На Донетчине уже 15 часов тушат пожар на шахте
Донецкий охранник изнасиловал и задушил 10-летнюю девочку
Гриценко: скоро Украина откажется от чужого газа
Дело Лозинского близится к развалу?
У Снегурочки Тимошенко из кармана выпадают миллионы
Литвин: за невыполнение Конституции нужно сажать на 15 лет


При любом использовании материалов и новостей сайта гиперссылка на Обозреватель обязательна. Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов и новостей не несет.
© 2009 Интернет-холдинг «ОБОЗ.ua». Все права защищены.