Григорий Омельченко -


Григорий Омельченко

Дело педофилов стало в этом году одним из наиболее резонансных. С тех пор, как мать пострадавших детей Елена Полюхович написала заявление в милицию об изнасиловании ее детей, минуло восемь месяцев, с тех пор, как отец – подозреваемый в насилии над детьми – оказался в СИЗО – четыре, а с тех пор как с парламентской трибуны была обнародована информация о вероятном участии в этом скандале депутатов, прошло два месяца. Елена так и живет с детьми во временном помещении, ходит под охраной СБУ, отбивается от публичных обвинений политиков, пытается доказать всему миру, что психически здорова. Народные депутаты – фигуранты скандала – живут своей привычной политической жизнью, хотя и заявляют, что устранились от избирательной кампании. Невзирая на публичные намерения министра внутренних дел “посадить” адвокатов Елены, прокуратура города не нашла фактов “вымогательства”, в чем он их обвинял.

 

Политикум и журналистский корпус поделились на две части: на тех, кто защищает мать (при этом опирается на документы, медицинские справки и свидетельства Елены и ее адвокатов) и тех, кто защищает депутатов (опираясь на публичные заявления Луценко и самих политиков).

 

Что нового по делу педофилов? Об этом мы спросили народного депутата Украины, с подачи которого, собственно, это дело и приобрело широкую огласку, – Григория Омельченко.

 

ОТ МАТЕРИ СРОЧНО ТРЕБОВАЛИ ОЧНОЙ СТАВКИ ДЕТЕЙ С ОТЦОМ

 

Григорий Омельянович, вы недавно выступили с обвинениями в адрес Генпрокуратуры, сказав, что это ведомство затягивает дело “депутатской педофилии”. Почему следственная группа, по-вашему, так ведет себя?

 

Я предупреждал, что генеральный прокурор Украины Александр Медведько под политическим давлением заинтересованных лиц в связи с президентскими выборами будет делать все, чтобы к окончанию выборов это уголовное дело не было завершено. Ход досудебного следствия мои опасения подтверждает.

 

На прошлой неделе я принимал участие в работе юридического комитета Парламентской Ассамблеи Совета Европы. И поинформировал председателя комитета по юридическим вопросам и правам человека о том, что Генпрокуратура умышленно медлит с привлечением к уголовной ответственности всех остальных участников этого страшного, позорного преступления против несовершеннолетних. На заседании комитета присутствовали представители Министерства иностранных дел Украины, Минюста, которые слушали мою аргументацию.

 

С юридической, процессуальной точки зрения, не может быть так, что одни и те же установленные следствием доказательства для одного из соучастников преступления являются достаточными, чтобы содержать его под стражей и предъявлять обвинение в неоднократном насилии совместно с другими лицами малолетних детей, а в отношении других соучастников – этих доказательств недостаточно. Потому что трое из них - народные депутаты, а их лидер баллотируется кандидатом в президенты Украины. С точки зрения уголовного процесса, это нонсенс, а если грубо говорить, то это – юридический маразм.

 

Если Генпрокуратура считает, что относительно других насильников недостаточно доказательств и не возбуждает даже против них уголовное дело, тогда нужно отпускать из-под стражи отца, закрывать в отношении него уголовное дело, извиняться перед ним, но после этого привлекать к дисциплинарной ответственности следователей, которые незаконно его задержали и предъявляли обвинение в насилии.

 

Я проинформировал ПАСЕ, что в этом деле генеральный прокурор Александр Медведько руководствуется не законом, а политической целесообразностью в связи с тем, что на него оказывается давление со стороны заинтересованной политической силы.

 

С мая по октябрь я добивался, чтобы прокуратура забрала это дело от следственной группы МВД, но она до последнего этого не делала и уклонялась от требования закона. И только 26 октября уголовное дело было взято в производство, и до сих пор идет политическое затягивание привлечения к кголовное ответственности других лиц. Хотя Александр Медведько сам 20 октября заявил, что дети во время проведения следственных действий опознали трех народных депутатов, которые их насиловали.

 

Недавно следователи прокуратуры сообщили матери пострадавших, что дети должны пройти очную ставку с отцом. Психологи говорят, что это не простое узнавание, это процедура, разговор, который может оказаться очень тяжелым для детской психики...

 

Если законный представитель малолетних потерпевших возражает против проведения очной ставки, то следователь не имеет права ее проводить. Потому что это дети. И их отец, учитывая, что он общался с ними не один год, может психологически повлиять на них разными способами. Мать имеет право заявить, что не позволяет детям проводить такую очную ставку с отцом.

 

Чем можно объяснить, что Генпрокуратура в письменной форме запретила матери общаться с членами парламентской следственной комиссии?

 

Я лично знаком с тем документом. И меня удивило такое поведение следователя. Это формально надуманный запрет, связанный со страхом, что мать расскажет депутатам, что делают с ней, с детьми, какое безумное психологическое давление оказывается на нее, как ее провоцируют, чтобы она не выдержала и психологически сорвалась, как все делается, чтобы доказать ее “психическую неполноценность”, как затягивается расследование, как не удовлетворяются ходатайства адвоката и матери.

 

Мать не может разгласить тайну следствия, потому что она просто ее не знает. Она может говорить о том, о чем писала в заявлениях и жалобах, о чем официально свидетельствовала.

 

Все делается для того, чтобы на заседании следственной комиссии мать не рассказала, как затягивается расследование по делу. Прокуратура боится, что она расскажет об этой психологической атмосфере и отношениях, которые складываются вокруг нее и ее детей.

 

Когда я говорил об этом на ПАСЕ, голова юридического комитета – она женщина – сказала, что если мать потерпевших появится в юридическом комитете ПАСЕ с жалобой и заявлением на такую бездеятельность Генпрокуратуры, то этот вопрос будет рассмотрен официально на заседании комитета, поставлен на контроль и не исключено, что может слушаться на сессии ПАСЕ – как и дело журналиста Георгия Гонгадзе, с принятием соответствующей резолюции и обращением руководства юридического комитета ПАСЕ к Генпрокуратуре о предоставлении необходимой информации относительно расследования этого уголовного дела. Мать не совершит никакого преступления, если придет на заседание следственной комиссии парламента и расскажет, что делают с ней и ее детьми, как ей создают условия для того, чтобы психологически ее сломать.

 

МИНИСТРА И ДМИТРИЯ ПОЛЮХОВИЧА ОБСЛУЖИВАЮТ ОДНИ И ТЕ ЖЕ АДВОКАТЫ?

 

Адвокатам матери отказали в возбуждении уголовного дела против Луценко за разглашение тайны усыновления. Как вы это прокомментируете?

 

Я когда прочитал мотивацию отказа в возбуждении уголовного дела, то просто подумал: кто учил этих людей?.. Я – бывший следователь. Расследовал подобную категорию дел. Я – кандидат юридических наук в сфере криминального процесса и криминального права и, заметьте, защищался сам еще в советские времена. Я учил будущих следователей, как обоснованно и правильно составлять процессуальные документы.

 

Так вот мотивация – что дело против Луценко нельзя возбуждать, потому что он не назвал какого-то документа, – смехотворная. Он на пресс-конференции сказал, что это дети, усыновленные матерью. Этого достаточно для возбуждения уголовного дела и привлечения Луценко к уголовной ответственности. За это может быть штраф, лишение свободы, но нужен приговор.

 

В жизни всякое видел, но когда видишь циничные, нахальные, незаконные процессуальные решения, то понимаешь, что в стране нет ни генерального прокурора, ни Генеральной прокуратуры. Я порой думаю, это дело приобрело незаурядный резонанс, но все равно прокуратура тормозит. А представьте какую-то мать из забитого украинского села, к которое в связи с такой погодой даже не доедешь... Как такой женщине защитить нарушенные права? Когда такое происходит по всей вертикали прокуратуры, начиная с Генеральной...

 

Поэтому если мама потерпевших детей захочет обратиться к ПАСЕ, то это ее право, это заявление примут и будут рассматривать согласно с процедурой, предусмотренной ПАСЕ.

 

Пишут, что министра Луценко обслуживает та же адвокатская группа, что и Дмитрия Полюховча. Это правда?

 

Да. Я сам хотел вам об этом сообщить. Мной много еще что установлено и направлено в Генпрокуратуру для приобщения к материалам уголовного дела и проверки. Например, установлено с кем и как отец приходил к начальнику милиции Днепровского района Киева. Это подозреваемый в совершении такого тяжелого преступления спокойненько – с определенным должностным лицом, общественным деятелем – приходит к начальнику милиции... Известно, кто звонил, кто давил на начальника милиции...

 
И кто давил?
 

Высшие должностные лица МВД. Я добился проведения служебного расследования и получил от Луценко ответ, что к дисциплинарной ответственности привлечены девять человек. Я потребую, чтобы мне указали фамилии, имена, отчества, должности, копии приказов о том, какое вынесено дисциплинарное наказание. И если увижу, что в их действиях есть признаки преступления, то буду добиваться у Генпрокуратуры возбуждения уголовного дела и увольнения их из органов внутренних дел.

 

Я знаю, что с детьми Елены Полюхович проводились следственные действия в Артеке. И вроде бы вопреки принятым правилам. Если, скажем, преступление происходило в дневное время, то следственные действия проводили вечером, детей всячески пытались запутать... Это правда?

 

Еще 14 августа этого года заместитель начальника отдела следственного управления Главного управления Министерства внутренних дел в Киеве Николай Мороз установил, что “в период с сентября 2006-го по март 2009 года арестованный, находясь в квартире (номер) по улице (указано), а также в ведомственной гостинице “Адалар”, расположенной на территории международного детского центра “Артек”, используя беспомощное состояние своих малолетних детей (имена), которые по своему возрасту не могли осознать характер и значение совершенных ими действий, действуя повторно с группой лиц, удовлетворял половую страсть неестественном способом”... С 14 августа на мои депутатские обращения в Генпрокуратуру я в октябре получил ответы, которые подтвердили сказанное.

 

Почему еще в августе 2009 года не проводились необходимые следственные действия при участии детей в лагере “Артек”, обыски лиц, которых они узнали, выемка необходимых документов и другие следственные действия?

 

Если Генпрокуратура так все тормозит, то, может, в этих оргиях принимали участие политики разной партийной принадлежности, а не лишь из той политической силы, о которой вы говорите?

 

Я не делаю предположений... Но считаю, что делать предположения – это законное право журналистов. Знаю, что когда после моего очередного обращения в августе отца взяли под стражу, дело срочно забрали в МВД Украины и начали его там гробить...

 

КРАЖУ ДОКУМЕНТОВ ОРГАНИЗОВАЛА САМА ГЕНПРОКУРАТУРА?

 

Скажите, а как дело о потерянных в поезде документах по изнасилованию детей в Артеке в 2000-х годах соотносится с последним педофильним скандалом?

 

Я обратился в Генпрокуратуру, чтобы вытребовать другие уголовные дела, которые связаны с изнасилованием детей, что отдыхали в Артеке. Генпрокуратура, выполняя мое поручение, обратилась и вытребовала материалы уголовного дела, которые передавались таким преступным способом, – поездом. И у меня создается впечатление, что это было сделано специально, что эту кражу организовала сама Генеральная прокуратура. Есть же порядок – как транспортируются уголовные дела. За то, что было сделано представителями Генеральной прокуратуры Автономной Республики Крым и Генеральной прокуратуры Украины, – за это не увольнять нужно, а судить. Допускаю, что это было сделано намеренно – с целью уничтожения материалов уголовного дела.

 

Однако, похоже, в этой грязной истории есть один позитивный момент. Милиция вдруг начала плодотворно ловить педофилов. Ректора Водной академии Михайлова поймали, еще сюжеты из сел начали появляться – как в регионах обнаруживают педофилов...

 

И я хотел бы адресовать вопрос господину Луценко. Уважаемый господин министр, как же это так? Упомянутые вами лица (подозреваемые в педофилии) были задержаны, у них и изъяты доказательства – и это все по оперативным данным, какие вы получили. А чего же вы не расследовали оперативные материалы еще с августа, когда арестовали Полюховича? Потому что уже тогда, в августе, вам было известно о причастности к изнасилованию должностных лиц из Артека и народных депутатов?

 

По непроверенной информации все фигуранты скандала в последние годы сменили фамилии. Геннадий Ратт стал Генрихом Раттом, Роман Мусиенко стал Романом Богданом, Виктор Ткачук – Виктором Уколовым. Это, по-вашему, случайно?

 

В мире нет ничего случайного. Но этот ваш вопрос – тема моей следующей пресс-конференции.

 

Разговаривала Лана Самохвалова, УНИАН

 


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Имя:
Комментарий:
Решите пример:  

Израиль тормозит безвизовый режим с Украиной
Самые модные новогодние елки-2010. ФОТО
Кадыров хочет поссорить Украину и Россию - СНБО
Нацбанк не будет делиться резервами МВФ с Кабмином
Как сохранить фигуру и здоровье на Новогодние праздники
Тимошенко не осилит повышенных пенсий
Прекращение кредитов от МВФ отрезвит власть
О чем думают мужчины во время секса?
Самые оригинальные жилища в мире. ФОТО
Названа самая прибыльная инвестиция десятилетия
Нацбанк удерживает курс доллара
Арестованный Ил-76 таки летел в Украину?
Мальчик зарезал отчима-тирана, чтобы защитить семью
Президент Виктор Ющенко усилит борьбу с двойным гражданством
В каких женщин влюбляются почти все мужчины
Похотливый педиатр не щадил даже младенцев
Цены на продукты готовятся бить рекорды
Ипотечное кредитование возродится не раньше 2013 года
После Кадырова Россия ждет лучших отношений с Украиной
Как не набрать зимой лишних килограммов


При любом использовании материалов и новостей сайта гиперссылка на Обозреватель обязательна. Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов и новостей не несет.
© 2009 Интернет-холдинг «ОБОЗ.ua». Все права защищены.